X

Select for category

Игорь Артамонов провел сегодня заседание антинаркотической комиссии

Далее

Заседание антинаркотической комиссии в Липецкой области провел сегодня глава региона Игорь Артамонов. Рабочая встреча прошла с участием заместителей главы региона, руководителей территориальных органов федеральных органов…

Спасатели напоминают об опасности купания в необорудованных местах

Далее

Главное управление МЧС России по Липецкой области напоминает, что для безопасного летнего отдыха на воде нужно знать и соблюдать правила, которые помогут предотвратить трагедии, которых,…

Вакцинация населения

Далее

Уважаемые жители и гости Грязинского района!Для удобства жителей и представителей трудовых коллективов в микрорайонах города Грязи будет работать передвижной мобильный комплекс ГУЗ «Грязинская ЦРБ» ,…

Современно, безопасно, красиво

Далее

В 1998 году в городе Грязи начала работать новая автостанция. Современное архитектурное сооружение на привокзальной площади пришло на смену полусгнившему вагончику, где долгое время находилась…

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Главная / Разное / Товарищ лейтенант

Товарищ лейтенант

Не столько в памяти, сколько в сердце лейтенанта Великой Отечественной войны Петра Чурилова остались воспоминания о фронтовых буднях — честные, выстраданные, не приукрашенные мишурой.

Петр Яковлевич, кавалер орденов Отечественной войны I и II степени, Боевого красного Знамени, прошел весь тягостный путь от Сталинграда до Праги. до последнего дня жизни ему не позабыть того, что было на войне.

Он уходил воевать в октябре 41-го, восемнадцатилетним.

На передовую, в самое пекло, новобранца направили не сразу, ему предстояло пройти курс строевой и боевой подготовки в десантных войсках.

Тем временем отборные немецкие войска рвались к Москве. Обучавшие солдат офицеры поговаривали, что один батальон десантников так и ушел в неизвестность на подступах к столице.

Тревожно было на душе…. Наконец объявили, что воевать придется под Сталинградом. Туда и двинулся эшелон.

Рота, в которую зачислили Петра Чурилова, заняла оборону близ Красноармейска. С поставленной задачей рыть окопы по пять погонных метров в день солдаты справлялись. Работали яростно, остервенело. Помощь осажденному Сталинграду пока исчислялась вырытыми окопными метрами. А с передовой линии фронта везли и везли раненых с окровавленными бинтами…

На рассвете августа 42-го, взглянув в бинокль, засевшие в окопах бойцы увидели скопление немецких танков. Доложили командиру. Через несколько суток вражеская артиллерия и грохочущие гусеницами стальные громадины начали наступление. Пули так и жужжали над окопами.

Стрелковая рота вступила в бой, имея в распоряжении противотанковые гранаты, ружья, бутылки с горючей смесью.

Стреляя по пытавшейся подняться пехоте, по выскакивавшим из люков горевших машин фашистов, Петр полз навстречу танку. Стремительно приподнявшись, он взмахнул отведенной в сторону рукой. Навстречу машине полетела граната. Танк загорелся.

Что самое тяжелое было для Петра Яковлевича на войне? Подняться в атаку? Да нет. Это ведь только миг. Больше всего изнуряла таинственная бесконечность ожесточенных, кровопролитных боев. Горько было пойти в один из них и не вернуться, не дожить до того дня, когда немцев прогонят. Сердце подсказывало, что захватили они Сталинград не насовсем. Незыблемая вера в победу позволяла переносить все тяготы.

Стояла зима 43-го. Сильные ветры дули в заволжской степи. А они, рядовые солдаты, спали, прижавшись, друг к другу, в своих земляных убежищах на расстеленных плащ-палатках. В бой шли с покрасневшими от бессонных ночей глазами, с почерневшими от мороза и ветров лицами. Мучили вши. Ни кипятка, ни горячего супа не видели. Полевая кухня находилась за 30-40 километров, и пока доставят еду на передовую, она остынет. Замерзший хлеб пилой распиливали…

Стрелок Чурилов по-солдатски переносил боль и муку от полученной в бою ожоговой раны. Случилось все так.

Чурилова и его товарищей посадили на башни танков. Командир танкового подразделения сказал: «Ребята, как только переедем траншею противника, и начнет артиллерия бить по танкам, быстро слезайте и ведите бой, иначе из вас котлету сделают».

Подъехали к траншее. Немцы — то гранаты бросали, а тут — зажигательные бутылки. Разбившись о металл, огненные брызги попали на ватную фуфайку Петра. Ворочался он на снегу, пытался унять огонь. Подбежавшие бойцы помогли снять фуфайку, но осталась рана. Несколько месяцев Петр превозмогал боли — в медсанбате перевяжут рану, и снова он на передовой.

Перебирая архивные документы Петра Яковлевича, я обнаружила среди них маленькую газетную вырезку с заметкой о том, как бесстрашно сражался воин Чурилов. Заметка была опубликована во фронтовой армейской газете.

«Петр Чурилов лежал в придорожной канаве и вел наблюдение за противником. Немцы накапливались в кустарнике и вскоре перешли в контратаку.

Храбрый воин встретил фашистов огнем из автомата. Но враг наседал. Неожиданно автомат Чурилова замолк, и сам он, распластав руки, лежал неподвижно.

Вражеская цепь прошла мимо него. Тогда он перезарядил магазин и очередями стал бить гитлеровцев в затылок. Перехитрив немцев, истребил их около трех десятков.

Тут и наше отделение пришло на выручку своему боевому товарищу. Мы атаковали противника с фланга и полностью разгромили его.

В этом бою хорошо дрались старшина Колпаков, рядовые Леонов и Карпов, истребившие все вместе до двадцати немцев».

Петр Яковлевич никогда, в общем-то, и не числил себя героем. Ну, проявил мужество и находчивость, так не один ведь сражался за Родину.

Когда же написала армейская газета про Чурилова?

«Это когда под Калачом мы встретились с Воронежским фронтом, и те пошли на запад, а мы вернулись назад сжимать вражеское кольцо вокруг Сталинграда. Зимой 43-го фашисты уже чувствовали близкий конец, 330 тысяч мы окружили, генерал Паулюс в плен сдался, 2 февраля бои закончились, — рассказывает Петр Яковлевич. — Параллельно Волге течет река Ахтуба. Здесь, в этом районе, нас вновь сформировали и направили на Северо-Западный фронт, а потом — на Белорусский, 1-й Украинский.»

Под Старой Руссой довелось стрелку форсировать Днепр с целью закрепиться и отбивать атаки. Кто на бревнах, кто на набитых соломой плащ-палатках, а кто и просто вплавь переправлялся через реку.

Чурилов с боевым другом, взявшись за бревно, переплыли Днепр. Заняли оборону. За сутки враг 13 раз переходил в контратаку, пытался отбросить назад этих смелых русских. Завоеванные позиции они отстояли. Но после форсирования от взвода стрелкового осталось всего лишь восемь бойцов. Их-то и отправили на формирование, после чего Чурилов попал во взвод пешей разведки.

Летом 44-го, вернувшись с задания, Петр и рядовой Михаил Жигульский, земляк, сидели, отдыхали. Их вызвал вдвоем командир дивизии Демин: «Сынки, много вы сделали, пожалею я вас — поедете на курсы младших лейтенантов».

Отучившись полгода, Чурилов принял взвод пешей разведки.

По приказу командира полка нужно было доставить «языка». До Чурилова никому сделать это не удавалось. Немцы очень хорошо укрепились на противоположном берегу реки.

«Река не глубокая, — размышлял лейтенант, — вода еще не замерзла, можно и перейти, немцы не подумают, что русские решились на переправу.

Понаблюдали за немцами. Те постреляли для вида, попускали ракет и спать улеглись. В этот момент и захватили «языка».

Еще взять «троих» поступает приказ. Взяли и «троих». Первого пленного посадили в траншею выкрикивать на немецком фразу «Стой! Пропуск!» Так и выполнили приказ, за что Чурилова наградили орденом Боевого Красного Знамени.

Орден Отечественной войны I степени, медаль «За отвагу» — тоже за поимку «языков».

«Сходил в разведку, жив, остался и, слава Богу, — говорит Петр Яковлевич. — Чтобы не замерзнуть, чтобы бодрость была, нам давали немного водки. Командир дивизии разрешал. Когда кончилась война, я находился под Прагой. 11 мая прибежал боец, весь сияет от радости: «Товарищ лейтенант, война закончилась, я по радио услышал, Москва празднует».

Фотоснимки, сделанные там, под Прагой, запечатлели и самого Чурилова, и его взвод пешей разведки. Многих Петр Яковлевич помнит по именам фамилиям. А с вернувшимся из госпиталя солдатом, вынесенным им из боя, они стоят, крепко обнявшись. На нейтральной полосе был ранен тот солдат.

Родные встретили Петра с войны в августе 46-го. Тогда ему было двадцать три, сейчас — восемьдесят семь лет. И живет он в том же доме, на той же улице, откуда и уходил на войну. Бывший машинист локомотивного депо.

***
фото: Взвод пешей разведки под командованием лейтенанта Чурилова;В Праге,3 июня 1945 года

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта