X

►  
USD 
66.7044
►  
EUR 
75.2492
12+
Районная газета Грязинского района Липецкой области. Издаётся с 20 сентября 1930 г.
сейчас:
Свежий номер газеты:
14 февраля
2019  г.
№ 017
(12563)
Муж из Антарктиды
№  47 (12437)   28 апреля 2018 года   
Автор: Татъяна Богатова
 111

(Продолжение. Начало в №34-35)

ДАНА

Что это было вообще? Сознание почти отключилось. Тело рассыпалось. Нужно как-то собрать. Так, открываем глаза. Надо мной еле уловимо синий натяжной потолок. Сияет, словно небо морозным солнечным днём, подсвеченный люстрой из множества металлических стебельков с плафончиками в виде половинок тюльпанов.

Тюльпаны ярко-красными мазками - на абсолютно серой картине, на стене. Обои чуть более синие, чем потолок. Бельё на диване совсем уж густо-синее, кажется, этот цвет называется "кобальт".

В комнате ничего лишнего. Кроме обширного дивана, угловой встроенный шкаф рыжего цвета, телевизор на стеклянной тумбочке, наполненной дисками.

Вторую комнату я не видела. Он сказал: это комната сына, который учится в военном училище.

Вчера утром я не предполагала, что не буду ночевать дома. Вчера утром...

Ничего особенного не происходило. Угостила его кофе на своей работе. Он, кажется, после кофе здорово приободрился. Похохмил, представившись моим мужем, вернувшимся из длительной антарктической командировки. Посмеялись. Коллеги у меня - люди творческие. Сами любят пошутить. Так что шутку его оценили.

Раскланялись, распрощались.

А вечером выхожу, вот он, тут как тут. Увидев меня, достал из автомобиля, чёрный "Форд Мондео", элегантный как дельфин, букет рыжих роз.

Ошеломил, что и говорить. Хочется верить, что выбирал цвет роз. Тёмно-красные - банально, белые вроде ни к чему. А эти - ярко-оранжевые, солнечные. Здорово!

- Привет. Позволишь подвезти тебя?

И не дожидаясь ответа, заграбастав меня вместе с цветами, властно, словно принадлежащую ему, усадил в автомобиль.

Обезоружил улыбкой:

- Похищаю тебя по праву мужа. Возражения не принимаются. Возможны варианты. Приглашаю ко мне домой. Правда, успел купить только шампанское, фрукты, шоколад, сыр. Так что можем сначала как следует поужинать в ресторане. Каков будет твой положительный ответ?

Кажется, я отрицательно покачала головой.

Он интерпретировал это по-своему:

- Понятно, ресторан не сегодня. И "Форд" рванул с места. Немного опомнившись, из машины

позвонила сыну:

- Сынок, привет, я сегодня задержусь. Пошла по наклонной.

...Утро, в сознание я пришла. Голова на месте, тело вроде бы тоже. Что там с моим антарктическим мужем? Жив, что ли?

Глаза закрыты, но как будто дышит. Провожу пальчиком по его губам. Тут же ловит мою руку. Ага, реакция есть.

- Как насчёт завтрака? - невинно интересуюсь.

Воодушевляется:

- Было бы прекрасно. Только я не помню, осталось ли что-то применимое к завтраку.

Вчера, расставив на столе снедь, которую он накупил, обнаружила у него в холодильнике селёдку в вакуумной упаковке. Плотоядно потёрла руки - обожаю чистить селёдку.

Он рассмеялся:

- Шампанское с селёдкой?

- Самое оно. Сестра, скальпель.

Готово. Селёдка оказалась удачная - засияла на блюде перламутровым жирком.

Половинкой лимона пришлось пожертвовать. Разрезав и засунув в него пальчики, покрутила словно крышечку. Вот, и запаха никакого.

Когда запивали селёдку шампанским, он изрёк:

- Действительно вкусно.

В общем, селёдки не осталось.

Так, а из чего можно сотворить завтрак. Яйца, уже хорошо, половинка болгарского перца, годится, банка стручковой фасоли - отлично! Надеюсь, уж лучок в его хозяйстве точно найдётся и масло какое-нибудь.

Готов мой фирменный омлет. Кому кофе, кому чай.

Завтракаем в тёплой светлой кухне. Шкафчики и стол оранжево-чёрные, с металлическими брызгами. Будоражит и способствует аппетиту.

Кухня просторная, но уселись мы почему-то рядом - бок о бок, как в фильме "Операция "Ы" Шурик с Лидочкой.

Он тоже вспомнил, смеётся:

- Горчички?

- Нет, спасибо, - подхватываю последний кусочек омлета, - на работу пора.

- Успеешь. Я тебя домчу мигом. Спасибо, очень вкусно.

Благодарит ещё и поцелуем, притянув к себе.

- А, может, сегодня на работу не пойдём?

- Ты вроде начальник? Тебе просто.

- И ты что-нибудь придумай.

На работу я всё же попала, бессовестно опоздав на целый час.

* * *

Моё имя в ЗАГСе сорок два года назад регистрировать сначала отказались.

"Нет такого имени - Дана", - заявила строгая служащая.

Может, и нет. Мама придумала его сама, сложив первые слоги их с папой имён - Данила и Наталья. Они поженились, когда обоим исполнилось двадцать лет. У папы с самого детства была хроническая болезнь почек. Эффективного лечения не существовало. Больные с таким диагнозом едва доживали до тридцати лет. Родители знали об этом. Папа прожил двадцать восемь. Мне в ту пору исполнилось шесть.

Несмотря на то, что мама готовилась к его уходу, конечно, она горевала. Но я этого никогда не ощущала. Она всё время повторяла, что эти восемь лет были для неё счастьем. И как же светились при этом её глаза.

Она оповестила своих родителей о свадьбе с Данилой за неделю. Сразу пресекла возможные попытки отговорить, так же, как и через несколько лет их стремление устроить её семейную жизнь.

Спокойно и доброжелательно общаясь с окружавшими её в дальнейшей жизни мужчинами, мама не испытывала желания связать с кем-либо свою судьбу. И при этом никогда не говорила, что делает это ради дочери - бесконечно любимой Даны. Просто у мамы оставалась одна единственная любовь на всю жизнь - её Данила.

Имя я всё же получила. А вот любовь, как у мамы, на всю жизнь...

Мой первый беспомощно изменчивый муж испарился из нашей с сыном жизни, и почти совершенно из моей памяти. С тех пор - только партнёры. И ни с кем из них у меня не возникло стремления создать семью.

Один, проявляя трогательную заботу обо мне, тактично, но постоянно нашёптывал, чтобы мой сын подольше погостил у мамы. Другой с повышенным вниманием относился к нам обоим. Требуя почти ежечасного отчёта о моём местонахождении и единолично планируя дальнейшую учёбу сына в суворовском училище. Третий снисходил до меня, словно сияющий Аполлон, упиваясь своей красотой. Удивительно, как это я с той поры не разлюбила красавчиков.

Один из ухажеров, Дмитрий, является представителем как раз этой когорты красавцев. Высокий, крепкого телосложения, блондин, с тёмно-серыми глазами, в обрамлении длинных ресниц и умопомрачительной формы бровей.

Он - мой сослуживец. По службе мы, к счастью, друг от друга совершенно не зависим. Зато он полностью зависим от родителей в плане выбора спутницы жизни. Я представляюсь им безопасной только лишь в силу ослепительной молодости Дмитрия. Eму тридцать шесть лет.

Однако все остальные кандидатки на роль жены тщательно ими выбраковываются. Причины находятся самые разнообразные. У одной имеется маленький ребёнок. Ни к чему тебе, Димочка, чужой. У второй, напротив,

по достижении тридцати лет ребёнка не имеется. Возникают опасения - сможет ли она в будущем родить детей. Третья - ровесница Димы - чересчур озабочена своей карьерой. Вряд ли она станет с должным вниманием относиться к мужу.

Я выслушивала эти откровения Димы с равнодушной иронией. Замуж за него не собираюсь, и его рассказы меня не трогают. Всё, что нас связывает, это секс. Почти супружеский, между прочим. Не реже, чем два раза в неделю. Благо, проживает Дмитрий в отдельной квартире, в которой я ни разу за пять лет наших отношений не оставалась ночевать. Не могла настолько забыться, чтобы уснуть, так сказать, в его объятиях. Да и он, честно говоря, не настаивал, всегда по-рыцарски доставляя меня домой на своём автомобиле. Eсли же случалось нам употребить какого-либо рода алкогольные напитки, то доставка осуществлялась на такси, в котором Дмитрий и возвращался потом к себе.

Получается, что Олег - первый мужчина, у которого я осталась ночевать. Не рефлексируя, не опасаясь, вообще ни о чём не думая.

Со времени нашей встречи прошло две недели. Десять дней из которых составили новогодние каникулы. И я впервые в жизни получила представление о том, каким бывает медовый месяц. Двое взрослых, перешагнувших сорокалетний рубеж людей, вместе засыпали, вместе пробуждались. Когда он брился, то я по-кошачьи ластилась рядом, выныривая из-под его подмышки, озоровато сдувая пену с его лица. Он хохотал, отставляя одну руку с бритвенным станком в сторону, другой прижимал меня к себе, целовал, в наказание за помеху, вымазывая своей пеной.

Eду творили тоже вместе. Готовила я быстро и изобретательно. На кухне уже Олег мне мешал. И у плиты, и возле разделочной доски я находилась в кольце его рук, ощущая на своём затылке и шее горячее дыхание и поцелуи. Eсли удавалось усадить его за стол, то он не сводил с меня пылкого взгляда. Сияя глазами в ответ, я упивалась нашими чувствами, ничего не загадывая наперёд, наслаждаясь тем, что есть.

С сыном перезванивались ежедневно. Он, подтрунивая надо мной, тем не менее, вовсю пользовался нашей свободной от загулявшей матери квартирой. Начиная с нового года, у нас жила его невеста Ксюша.

Я совершенно позабыла о Диме. Который и сам был не в претензии, поскольку находился в это время в Италии, на горнолыжном курорте.

В последний день каникул, перед работой, я засобиралась домой. Олег отвёз меня сам. Вещей было немного, и он, не предлагая свою помощь, в квартиру не поднялся. Распахнул для меня дверь "Форда". Вытянул за руку под редкие снежинки, нисходившие из тощих серых облаков.

Я внутренне замерла. Пригласить к себе на чай или кофе - банально и навязчиво. Я чего-то ждала от Олега. Слова или жеста, сама не знаю. Испуганно сжалась, больше всего опасаясь услышать: "Созвонимся".

Но он не сказал ничего. Просто притянул меня к себе и поцеловал в губы. Отстранился не меньше, чем через минуту. Взяв с заднего сиденья мою сумку и, ухватив меня за локоть, быстро довёл до подъезда. Подождал, пока я достану ключ от домофона, вновь поцеловав крепко и стремительно, развернулся и, не оглядываясь, направился к автомобилю.

(Продолжение следует)

Рубрика: Разное

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: