X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / Вина - от вина

Вина — от вина

Тревожное известие в начале сентября прошлого года взволновало жителей поселка Песковатский: пропала трехлетняя Лиза Р. Девочку в поселке любили, называли «кукольная» — за ангельское личико в обрамлении пышных русых волос, вьющихся по плечам, общительность и добрый нрав. Каждый старался приветить ее, угостить чем-то вкусненьким. Поиски Лизы результатов не дали. Перед пропажей она находилась в доме Марии Жуковой, большой любительницы выпить.
В июле 2008 года Мария Жукова переехала к сожителю в поселок Песковатский, а с 1 сентября 2009 года проживала в доме одна, так как сожитель находился на лечении в больнице. 4 сентября в шесть вечера к ней в гости пришла ее знакомая Ольга К. с трехлетней дочкой Лизой. Она часто оставляла здесь девочку для присмотра. Оставила и в этот раз, так как рано утром собиралась копать картошку. Пообещала, что заберет дочь вечером 5 сентября. Она ушла, но примерно в девять вечера вернулась к Жуковой, и они стали вместе выпивать. Лиза практически сразу уснула на диване, прямо в платьице и сандаликах. Примерно в десять вечера за Ольгой пришла ее мать, бабушка Лизы, и они ушли домой. Девочка проспала примерно час. Потом проснулась, начала плакать, просила отвести ее к маме. В доме находились только они вдвоем.
Где живет Ольга, Жукова не знала, и просьбу ребенка выполнить не могла. Девочка не успокаивалась, из-за ее плача, по утверждению Жуковой, невозможно было уснуть. Через несколько часов Мария с ребенком зашли на кухню, где Лиза попила воды, но не успокоилась и снова стала проситься к матери и плакать. Не выдержав этого плача, Жукова не придумала ничего лучшего, как зарезать ребенка, который всю ночь не давал ей спать. Она взяла в руки нож с пластмассовой ручкой и с клинком длиной около 10 см и пошла следом за Лизой в комнату.
В комнате Лиза стояла спиной к шкафу, а ее мучительница — напротив.
— Не замолчишь – зарежу! – крикнула она, а так как девочка от испуга заплакала еще громче, нанесла ей три удара ножом. Она наносила прямые удары один за другим, быстро и резко. Ребенок никакого сопротивления не оказывал. После первого же удара Лиза обмякла. Она успела только вскрикнуть, упала на пол и больше признаков жизни не подавала.
Мария Жукова наклонилась над телом девочки и, убедившись, что она мертва, начала трезветь. Она поняла, что натворила, и лихорадочно думала, как спрятать тельце. Сообразив, наконец, что делать, она взяла мертвую девочку на руки и, прижимая к груди, вынесла на улицу к углу дома напротив входа.
Занимался рассвет. Убийца положила тельце на землю, обложила сверху бумагой, мелкими ветками и разожгла костер. Чтобы огонь разгорелся побыстрее, ворошила костер палкой. Огонь полыхал вовсю. Жукова подождала минут 15, а затем вытащила трупик из огня. Полностью он не сгорел. Женщина взяла мертвую девочку и понесла в сторону ямы около левой боковой стены дома. Она донесла тело до ямы за домом и бросила. После этого вернулась домой и смыла следы крови на полу. Тряпку, которой мыла полы, сожгла в костре, который затем затушила куском линолеума. Вернувшись, она предусмотрительно сняла с себя окровавленную футболку, переоделась в халат, выпила самогону, чтобы успокоиться, и попыталась заснуть.
Утром 5 сентября в поле, где женщины копали картошку, приехал сожитель Ольги К. Прошлым вечером он, изрядно подвыпивши, вернулся домой, и, никого не застав, улегся спать. В 6 утра, уходя на работу, увидел спящих сожительницу с матерью и догадался, что Лиза ночует у Жуковой. Беспокоясь за девочку, отпросился с работы и заехал проведать Лизу, но девочки в доме не было. Изрядно же подвыпившая Жукова ответила ему, что отвела ее до плотины на реке и там оставила, так как Лиза хотела идти до дома самостоятельно.
Мать сразу же кинулась искать дочку, но безрезультатно. Заподозрив недоброе, примерно в 11 утра она пришла к Марии и стала спрашивать, где ребенок. Жукова молчала, так как боялась признаться в страшном преступлении. Ольга К. не выдержала и избила ее. Не добившись ответа, ушла.
Теперь ничего не оставалось делать, как звонить в милицию. 5 сентября около 19 часов вечера по указанию оперативного дежурного оперуполномоченный милиции С. Дубовик с несколькими сотрудниками милиции приехали в дом Жуковой и обнаружил изрядно выпивших Жукову с приятелем. Осмотр дома результатов не дал. Пьяная Жукова настаивала, что отвела Лизу к водоему и оставила там. При этом она ругалась матом, требовала оставить ее в покое и кричала, что девочку не убивала. Милиционеры стали осматривать прилежащую к дому территорию и нашли у дома Жуковой обгоревший труп ребенка.
Согласно заключениям экспертизы, смерть Лизы наступила от трех проникающих колото-резаных ран. Всего на ее теле зафиксировано не менее 13 ударов ножом в различные части тела.
Будучи допрошенной в качестве обвиняемой, подсудимая Жукова признавала вину частично, указывала, что в момент убийства девочки находилась в состоянии невменяемости, не понимала, что делает. Когда ребенок заплакал, у нее «помутнело в глазах», «не выдержала психика». Однако психолого-психиатрическая экспертиза показала, что Жукова психическим расстройством или слабоумием не страдает, зато имеет синдром зависимости от алкоголя. В состоянии аффекта в момент преступления она не находилась.
В суде была также установлена вменяемость Жуковой.
В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд принял полное признание подсудимой своей вины, чистосердечное раскаяние в содеянном, возраст более 50 лет, а также то, что преступление совершено впервые, и приговорил Жукову Марию к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Убийство – самое страшное преступление, которое может совершить человек. Оно противоречит даже главному закону природы: не убивай себе подобных. Жестокое, бессмысленное убийство беззащитного маленького ребенка вообще не поддается осмыслению, ведь даже звери не убивают детенышей, а порой и сами готовы положить за них жизнь. Убийство ребенка – самое гнусное преступление и самое страшное падение человека. И бесследно оно не проходит. Обязательно по духовным законам это страшное преступление возвращается для совершающего его не менее страшным наказанием.
Вот только Лизоньку уже не вернуть.
Материалы предоставил следователь по особо важным делам Грязинского межрайонного следственного отдела СУСК при прокуратуре РФ по Липецкой области.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта