X

Select for category

Игорь Артамонов провел сегодня заседание антинаркотической комиссии

Далее

Заседание антинаркотической комиссии в Липецкой области провел сегодня глава региона Игорь Артамонов. Рабочая встреча прошла с участием заместителей главы региона, руководителей территориальных органов федеральных органов…

Спасатели напоминают об опасности купания в необорудованных местах

Далее

Главное управление МЧС России по Липецкой области напоминает, что для безопасного летнего отдыха на воде нужно знать и соблюдать правила, которые помогут предотвратить трагедии, которых,…

Вакцинация населения

Далее

Уважаемые жители и гости Грязинского района!Для удобства жителей и представителей трудовых коллективов в микрорайонах города Грязи будет работать передвижной мобильный комплекс ГУЗ «Грязинская ЦРБ» ,…

Современно, безопасно, красиво

Далее

В 1998 году в городе Грязи начала работать новая автостанция. Современное архитектурное сооружение на привокзальной площади пришло на смену полусгнившему вагончику, где долгое время находилась…

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Главная / Разное / Всего одна газетная строка...

Всего одна газетная строка…

Когда в редакцию приходит мой дорогой друг Раиса Поликарповна Полубедова – активный участник хора ветеранов, труженица тыла – на душе становится светлее. От этой женщины веет добротой и теплом. Иногда она приносит заметки об очень хороших людях – таких же, как сама. Она рассказывает мне о своей молодости, о нелегких военных и послевоенных годах, дает неоценимые жизненные советы. На этот раз она пришла с февральским номером районной газеты в руках.
— Здесь опубликована статья Бориса Подлипалина «Спасибо вам, фронтовики-педагоги». В ней рассказывается о трех парнях из деревни Красногоровка, ушедших добровольцами на фронт. Один из них, Иван Подлипалин, был женихом моей любимой подруги Вали Ролдугиной. В статье его брат Борис пишет: «У каждого из этих троих ребят были свои мечты. Но не суждено было им осуществиться – грянула война». Так вышло, что я знаю, о чем он мечтал, и хочу рассказать об этом в память о нем.
С 1940 года Иван ухаживал за Валей. Каждый вечер он, красивый смуглый парень, приезжал из Красногоровки на велосипеде в форменной отцовской железнодорожной куртке. Пока Валя прихорашивалась, этот неподражаемый балагур и говорун садился у плетня с ее братьями, а те, раскрыв рты, слушали его байки. Он был мастер травить анекдоты. Я до сих пор помню, как Иван с выражением и в лицах рассказывает: «Однажды цыган пришел покупать арбуз. «Почем?», — спрашивает. «Рупь штука», — пошутил продавец. Цыган обрадовался, что так дешево, и говорит: «Давай три!» А арбузы огромные. Он взял один в одну руку, другой в другую и, указывая на арбузный хвостик, просит: «Дай в зубы». Находчивый продавец развернулся и со всего маха – на тебе в зубы!» Далеко по селу разносился ребячий гогот.
Потом выходила нарядная Валя, и все шли на «матаню» — деревенский «пятачок», куда собиралась молодежь. Играли на гармошке, на балалайке, Иван – на гитаре. И плясали не всей толпой, как сейчас пляшут, а парочками, ручейком, друг за другом. Выходим, например, мы с Валей, она запевает, а я приплясываю:
«У меня матаня – Ваня,
Не хотела говорить.
У подружки – тоже Ваня,
Приходится повторить».
Плясали всю ночь, до зари, и никто никого не обижал.
Потом Иван провожал девушку до дома — и на Красногоровку.
Однажды он послал на своем велосипеде соседского мальчишку с письмом к Вале, которое она потом очень долго хранила:
«Когда бы был я птицелов,
Ловил бы птиц я, сколько мог.
А ту, что краше и милей,
Кормил бы лучше и сытней.
Она была б женой моей».
Вот такое было объяснение. Тогда ведь было стыдно вслух говорить о любви.
В 1941 году, после окончания школы, в самом начале войны, Иван с товарищами написали заявление с просьбой отправить их на фронт добровольцами. Но, так как они были еще слишком молоды, повестка пришла только в 1942. Перед его отъездом они с Валей зашли ко мне. Хорошо помню его слова «Ну, или грудь в крестах, или голова в кустах». Разве могли мы тогда понять, что такое война? До сих пор корю себя, что не сказала ему никаких теплых слов, не пожелала вернуться живым и невредимым и даже не попрощалась. Мы тогда были так воспитаны, что слова лишнего сказать стеснялись. На другой день он уехал.
Теперь, собравшись с подругами в редкие праздники, Валя пела:
«Пойду в сад на самый зад,
Сорву горсть смородины.
Кого любила, проводила
На защиту Родины.
Когда кончится война,
Пойдут ребята ротами,
А я залетку своего
Встречу за воротами».
Да не суждено ей было встретить голубя своего сизокрылого. Писем от него все не было и не было. У Вали осталась большая фотография Ивана, которую она часто доставала, нежно гладила и разговаривала с ней. Очень она переживала. Наконец не выдержала и послала запрос в наркомат обороны. Вскоре пришел ответ: «В числе погибших и без вести пропавших не числится».
А через некоторое время семья получила похоронку, в которой сообщалось, что полковой разведчик Иван Подлипалин погиб в бою при освобождении Воронежа. Посмертно награжден правительственной наградой.
Для Вали тогда белый свет померк. Казалось, все хорошее позади. С тех пор она на праздниках веселых частушек не пела. Если споет, то:
«Ой, проклятая война,
Что же ты наделала… – голос Раисы Поликарповны срывается, подбородок дрожит. —
Ты убила мого Ваню,
Красивого, белого».
Секунду передохнув и взяв себя в руки, она продолжает:
— Валя закончила Усманское педучилище, вышла замуж, работала учителем в Зейделевке, Кузовке, в последнее время преподавала русский язык и литературу в Синявке. И всю жизнь помнила Ивана, носила в сердце его имя. Вот, казалось бы, всего одна газетная строчка – «их мечтам не суждено было осуществиться», а за ней – ломка человеческих судеб, душевная драма, неутихающая боль. Ведь это как будто про них с Ваней поется:
Наверно, я до срока стала старой,
Да только в этом нет твоей вины.
Какой бы мы красивой были парой,
Мой милый, если б не было войны…»
Больше, как ни старалась, Раиса Поликарповна не смогла сдержать слез.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта