X

Select for category

Игорь Артамонов провел сегодня заседание антинаркотической комиссии

Далее

Заседание антинаркотической комиссии в Липецкой области провел сегодня глава региона Игорь Артамонов. Рабочая встреча прошла с участием заместителей главы региона, руководителей территориальных органов федеральных органов…

Спасатели напоминают об опасности купания в необорудованных местах

Далее

Главное управление МЧС России по Липецкой области напоминает, что для безопасного летнего отдыха на воде нужно знать и соблюдать правила, которые помогут предотвратить трагедии, которых,…

Вакцинация населения

Далее

Уважаемые жители и гости Грязинского района!Для удобства жителей и представителей трудовых коллективов в микрорайонах города Грязи будет работать передвижной мобильный комплекс ГУЗ «Грязинская ЦРБ» ,…

Современно, безопасно, красиво

Далее

В 1998 году в городе Грязи начала работать новая автостанция. Современное архитектурное сооружение на привокзальной площади пришло на смену полусгнившему вагончику, где долгое время находилась…

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Главная / Разное / Последний поклон

Последний поклон

Мне хотелось первым встретить бабушку, и оттого я пошел не улицей, а огородами. От забора остались одни подпорки хворостины. Баня не пахла дымом, с нее упала крыша. Но небольшой участок земли с грядками и поленница дров под окном свидетельствовали о том, что в доме живут.

Дверь в дом была распахнута, краска почти везде облупилась. Хотя я шел осторожно, щелястые половицы постанывали под сапогами. Темнее становилось впереди, дряхлее пол, пахло мышами и плесенью.

Бабушка сидела возле подслеповатого окна и сматывала нитки на клубок.

Буря пролетела над землей. Смешались, перепутались человеческие судьбы, погибли миллионы людей, фашизм подох, а тут ничего не изменилось. Висит шкафчик с ситцевой занавеской, стоят чугунки и кружка, только вилок и ложек мало, не пахло в кухне квашенкой, коровьим пойлом, вареными картошками, а так все, как было, даже бабушка на привычном месте, с привычным делом в руках. Но как она изменилась! Какие маленькие сделались у нее руки. Кожа была желтая и блестела. Видны были каждая косточка и пласты синяков. Тело уже не справлялось со своей работой, не хватало силы заглушить и растворить кровью ушибы. Щеки бабушки глубоко провалились. Бабушка, увидев меня, пыталась улыбнуться стершимися, впалыми губами. Она сделала попытку встать, но ее шатнуло, и она ухватилась руками за стол. Я сгреб бабушку в беремя. Она по-птичьи тыкалась мне в грудь, где сердце, и все повторяла, что бесконечно молилась за меня. Она оглаживала, ощупывала меня, в глазах ее стояла память, и глядела бабушка куда-то сквозь меня и дальше. Потом она вспомнила мою мать-покойницу и заплакала старческими слезами, о чем-то сожалея и чему-то радуясь. Бабушка ослабела и говорить ничего уже не могла, только целовала мои руки, мочила их слезами. Я не отбирал у нее руки, молча и просветленно плакал, ведь бабушка была отцом и матерью, всем, что есть на этом свете дорогого для меня! Вскорости бабушка умерла. Мне прислали телеграмму на похороны, но меня не отпустил начальник с производства.

Я еще не осознал тогда всю огромность потери, постигшей меня. Случись это теперь, я бы ползком добрался от Урала до Сибири, чтобы закрыть бабушке глаза, отдать ей последний поклон.

И живет в сердце вина. Гнетущая, тихая, вечная. Виноватый перед бабушкой, я пытаюсь воскресить ее в памяти, поведать о ней другим людям, чтоб в своих бабушках и дедушках, близких и любимых людях отыскали они ее, и была бы ее жизнь беспредельна и вечна, как вечна сама человеческая доброта. Я знаю, бабушка простила бы меня. Она всегда все мне прощала. Но ее нет. И никогда не будет. И некому прощать…

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта