X

Select for category

Современно, безопасно, красиво

Далее

В 1998 году в городе Грязи начала работать новая автостанция. Современное архитектурное сооружение на привокзальной площади пришло на смену полусгнившему вагончику, где долгое время находилась…

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Гладкой дороги!

Далее

В начале июня жители села Коробовка вместе радовались завершению важного этапа реконструкции дорог. Участок проезжей части протяженностью в 780 метров на улице Лесной был отремонтирован…

Сам не тони и товарищу помоги

Далее

Начальник межрайонной пожарно-спасательной службы на водных объектах областного казенного учреждения «Управление государственной противопожарной спасательной службы Липецкой области» Владимир Грачев листает огромную конторскую тетрадь, сплошь исписанную:…

Борьба за баллы и медали

Далее

В этом году 225 выпускников района получат аттестаты о среднем общем образовании. В эти дни у ребят горячая и очень ответственная пора. Они проходят первое…

Главная / Разное / Кавалер ордена Отечественной войны

Кавалер ордена Отечественной войны

Донской казак Тимофей Иванович Фомичев живет на грязинской земле вот уже девять лет. Как естественно растет трава в степи, так естественно просто открывается вдруг сердце старого казака.

— Хорошо живу, — говорит он тихим голосом. И заметно преображается, улыбнувшись. — Почти героем себя чувствую! Вниманием и заботой власти окружен, все, о чем просил и не просил, у меня есть. Машину получил в 2008-м, земельный участок под гараж — в 2009-м, жилье — в 2010-м. Выходит, боевые мои награды что-то да значат, грех жаловаться. Не забудьте написать только, что глава района Владимир Тимофеевич Рощупкин хорошо нас, фронтовиков, понимает и, если надо в чем помочь, помогает, по себе знаю.

Для нас, газетчиков, Тимофей Иванович подготовил собственноручно автобиографию. Основные этапы жизненного, боевого пути четко обозначил, а про награды, по скромности своей, умолчал. Скромность, как известно, неотъемлемое качество всех воинов, бесстрашно сражавшихся на фронтах Великой Отечественной.

Пришлось допытываться у казака, за что его наградили орденом Отечественной войны 1-й степени, за что — 2-й степени. Слово за словом, предстала во всей полноте судьба человека.

…С самого рождения маленький Тимофей дышал привольным степным воздухом. Он рос в семье плотника среди хуторских мужиков-хлеборобов, работящих да хозяйственных. Казачий быт, навыки — все это накладывало черту за чертой на облик мальчика, потом юноши, все это лепило из него крепко сбитого казачка с лицом, прокаленным солнцем и ветрами.

Станица Вешенская у самого Дона. Здесь родился писатель Михаил Шолохов. Здесь после семилетки Тимофей учился в педучилище. Отшумела его веселая юность 22 июня 1941 года, сразу после выпускного.

Спрашиваю Тимофея Ивановича о том памятном выпускном. Неторопливо он начинает возвращаться в молодость.

— На заре гуляли с ребятами по берегу Дона, увидели конных. «Война!» — прокричали нам. Известие было как снег на голову. Вот-вот должны призвать, подумал я, мне ведь девятнадцать. Призвали в октябре. Я только месяц успел в школе поработать… Нас, человек сто пятьдесят новобранцев, собранных с трех северных районов Ростовской области, построили в колонны, дали команду идти пешком. Две недели шли до Сталинграда. Где полем, где лесом, где по шоссе. Мимо проносились машины, проходила артиллерия, над нами пролетали самолеты. Мы закидывали вверх головы: наш самолет или не наш? Тогда осенью 41-го все двигались на восток. Для нас подогнали два парохода, один назывался «Карл Либкнехт», и поплыли мы по Волге до Урала. В Златоусте распределили: кого — в артиллерию, кого — в авиацию, в танковую часть, в стрелковую. Я попал в артиллерию. Но сначала надо было пройти обучение в Белорецке, где находилось эвакуированное ленинградское 2-е артиллерийское училище. В мае 42-го я выпустился, направили в распоряжение командования 698-го артиллерийского полка 27-й дивизии Северо-Западного фронта. Боевое крещение состоялось на одном из участков «демянского котла», где была окружена большая группировка противника, пытающаяся вырваться из окружения. Я командовал огневым взводом 76-миллиметровых пушек.

Тимофей Иванович задумывается. И когда снова начинает говорить, то рассказывает о суровой фронтовой жизни по-прежнему неторопливо. Чувствуется: волнуется ветеран. Он ведь из тех, кто выстрадал Победу, кто ее завоевал. Гнал фашистов от Калинина, Пскова, Новгорода.

— Фронт протянулся на тысячу, две тысячи километров. В «демянском котле» враг готовил прорыв в нескольких местах. Туда и сосредотачивал основные силы. Мы отражали атаки. Немцы бросали на участки по 200-300 танков. Одних пушек у них было до двухсот наименований! С неба не давал головы высунуть из окопа самолет-рама: даст 5-минутный сумасшедший налет, и был таков. Небо содрогалось от воя и грохота моторов. А снарядов сколько было у противника, по три сотни на ствол! Треск пулеметов и автоматических пушек слышался постоянно, лязгали гусеницы танков и танкеток — вражеская пехота спрыгивала с них и шла в наступление. Казалось, ничто не остановит фашистов. Они превосходили наши войска во много раз и по численности, и по вооружению. И все равно мы их остановили, немногие сумели выйти из окружения. Наши орудия гремели, били по врагу и не хотели умолкать. Ни в одной армии мира, думаю, не найти солдат, умеющих стойко держаться даже тогда, когда противник очень силен. Откуда-то у нас брались и силы, и злость, и ярость, и умение сражаться. Мы стояли насмерть, как скала. Мой взвод расстрелял танк в одном из боев. Поначалу снаряд не попадал в цель, потом попал, и танк загорелся. Сказал я солдатам во время передышки: «Давай закуривай!», а сам, можно считать, и не курил.

Военная удача не поворачивалась спиной к 20-летнему лейтенанту Фомичеву, осмотрительному и смелому, по-казачьи хитрому и по-солдатски упорному в достижении намеченной цели.

— Немцы стреляли из пушек, меня и ранило осколком снаряда. В полевом госпитале перевязали, полечили, и, перебинтованный, я вернулся к своим, старался не отставать от части. А осколок как засел в щеке, так и сидит по сегодняшний день. Побаливает. Врачи после войны советовали операцию не делать, боялись нерв затронуть.

В феврале 44-го уже не лейтенанта, а капитана Фомичева назначили исполнять обязанности начальника связи дивизиона. По май 45-го он был начальником связи полка.

— Я держал связь с подразделениями. Радиостанций у нас почти не имелось. Самое сложное дело на войне — это связь. Только протянешь тонкий телефонный кабель — едет фашистский танк, связь порвана. Надо во что бы то ни стало ее восстановить. Помню, у меня были большие потери личного состава: выйдут солдаты сращивать кабель — их из пулемета срезают. Звонит командир полка, докладываю: «У меня два солдата остались». Слышу приказ: «Бери их и сам иди с ними». Выбрали мы место, которое не просматривалось неприятелем, размотали катушки и протянули связь. Подобное частенько случалось. А вообще на войне одно и то же: артподготовка, бой, отражение атаки, наступление. Много мы покалечили немецких танков… В 45-м вышли к побережью Балтийского моря, порт Любава, по-литовски Лиепая. 7 мая донеслось до нас сообщение о Победе. Плакали, кричали, обнимались, кто-то писал письмо домой, ожидая демобилизации.

Капитан Фомичев демобилизовался в 46-м. Стоял 24-летний молодой казак на донской земле, глядел и никак не мог наглядеться на родную степь, дышал и не мог надышаться ее дыханием. Он вспомнил дорогу 41-го, по которой уходил все дальше от дома с котомкой за плечами. А теперь на пороге его встречала мать.

Более 50 лет проработал Тимофей Иванович в школе: директорствовал, учителем был. Преподавал три дисциплины: историю, физическую культуру и труд. Весьма почтенный возраст ничуть не мешает ему делать легкую зарядку, ходить на рынок за молоком, в магазин за продуктами. Дочь Евдокия Тимофеевна Дроздова, которую полгорода знает как заведующую детским садом № 3, об отце заботится, как и положено дочери. Но казак есть казак. Чтобы молоко заквасить, идет сам за пакетиком кефира. Почитывает «ЗОЖ» и числит себя верным зожовцем, то есть сторонником здорового образа жизни.

Тимофею Ивановичу пошел с марта 92-й год. На днях он встретился с учащейся молодежью нашего района на митинге, посвященном Дню Победы.

***
фото:

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта