X

Select for category

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Гладкой дороги!

Далее

В начале июня жители села Коробовка вместе радовались завершению важного этапа реконструкции дорог. Участок проезжей части протяженностью в 780 метров на улице Лесной был отремонтирован…

Сам не тони и товарищу помоги

Далее

Начальник межрайонной пожарно-спасательной службы на водных объектах областного казенного учреждения «Управление государственной противопожарной спасательной службы Липецкой области» Владимир Грачев листает огромную конторскую тетрадь, сплошь исписанную:…

Борьба за баллы и медали

Далее

В этом году 225 выпускников района получат аттестаты о среднем общем образовании. В эти дни у ребят горячая и очень ответственная пора. Они проходят первое…

Игорь Артамонов подвёл итоги участия Липецкой области в ПМЭФ-2021

Далее

«Зелёная экономика», более 70 млрд рублей инвестиций, около двух тысяч новых рабочих мест, цифровая медицина – Петербургский международный экономический форум стал достаточно успешным для Липецкой…

Главная / Разное / Попутчица из Грязей

Попутчица из Грязей

Валентина КУПАВЫХ

Валентина Купавых родилась в селе Чернава. В детстве, чтобы помочь родителям, пасла коз и одновременно очень много читала. После окончания пединститута работала в Липецкой средней школе № 31, была одной из лучших вожатых Липецка. Потом судьба связала ее с журналистикой: Валентина Андреевна пришла на работу в редакцию малотиражки тракторного завода литсотрудником, вела литературную студию. Член Союза писателей России, она готовит к выпуску книгу «Разговоры с мамой», в которую вошел этот рассказ. Его сюжет описывает встречу, произошедшую 2 мая 1988 года. Случайной попутчице Валентины Купавых Свете теперь примерно 28 лет. Надеемся, что она или ее родители узнают себя и откликнутся.

Автобус «Брянск-Липецк» задерживался. Все позамерзли. Сели, дремать стали. «Мама, моя мама!» — раздается вдруг детский голос. Оглядываюсь — белокурая девочка с глазами, как два подснежника, обнимает руками свою маму. В голосе восторг, наслаждение оттого, что это именно ее мама и ничья другая. Невысокая молодая женщина открывает уставшие, такие же голубые глаза. И смотрит на дочку, словно теплое живое небо в маленькое синее озеро. Ей даже в усталости приятно прикосновение девочки. В автобусе тишина. И мама, ничего не говоря, опять закрывает глаза.

Девочка через плечо уже смотрит на меня. И как будто мне она кричит, оповещает, что у нее есть мама, которая, конечно же, лучше всех! Она гордится ею счастливо и необъяснимо. Опять смотрит в мамино лицо, как бы не желая оторваться от нее в своей любви к другим. Сейчас, возможно, в интересе ко мне. Так я расцениваю ее детскую, женскую логику. «Как тебя зовут?» — спрашиваю. Она охотно: «Света!» От радости знакомства она неожиданно становится на коленях у мамы… на голову. Ножки вверху одеты в белые носочки. Папа молча смотрит. Его, значит, дочка — понимаю ситуацию.

Подъезжаем к Тихому Дону. Она кричит: «Папа, это твоя речка?» «Да, конечно», — отвечает молодой папин голос. И они оба смотрят на гладь тихой, величавой реки. «Света, а где ты была? — спрашиваю, чтобы она ненароком еще чего-нибудь не отчебучила. — У бабушки?» «Нет, у крестной», — отвечает. На ее шее вижу я серебряную цепочку с сияющим крестиком. Он так ей идет. «У тебя что, там жених есть?» — подковыриваю. «Жених? — она лупит свои глазенки и с удовольствием говорит. — Есть!» «Он тебя не обижает?» — тяну я резиночку исповеди. Она: «Обижает». «А ты что делаешь при этом?» Она: «Кричу». Ну, то есть плачет, так я понимаю. Если вы никогда не видели искренности, правдивости человеческой, то сейчас это было передо мной во всей полноте и открытости в глазах этой красивой, притихшей на минутку, брыкастой девочки. И тут она перелезает через сиденье ко мне, доверчиво прижимаясь к моей груди.

Потом переходит к своему брату. Он сидит на другом месте у окна и мечтательно созерцает пролетающие мимо овраги, поля, березовые перелески. Света дергает его за щеки. Отец, думая, что все пассажиры в автобусе от нее устали, говорит: «Сынок, да не квели ты ее». Ну, то есть не балуй, не «заводи».

Света немного успокоилась, но ненадолго. Она опять перебралась ко мне и тоже взялась пальчиками за мою щеку. Говорит: «Тебе больно?» Я шучу: «Нет, даже приятно». Ей это так понравилось, и папа с мамой заулыбались. Затем подснежниковые глазки решили в своих белых чулочках походить по автобусу, до самого Липецка знакомясь с пассажирами. То одно придумает, то другое. Каждому — свое. И никто ее не укорил, не поругал. Она ведь была сама естественность. И ей, может быть, очень хотелось, чтобы люди проснулись, наконец-то, и полюбовались на нее. Жизнь-то проходит у всех. Проезжает. Кому-то ведь надо весело бодрствовать в ней.

У папы на груди тоже светится серебряный крестик. Ему лет 25-26. Глаза спокойные, с едва заметным в них отблеском полевых васильков. Усы рыжеватые слегка. Света возвращается из похода по автобусу опять ко мне. «Папу зовут Володя», — знакомит меня с ним девочка. На любой, даже негромкий, ласковый зов жены он мгновенно откликается, как будто был един с ней и чувствовал каждую ее клеточку, дыхание, поворот головы, выражение глаз и губ. А тем более — просьбу.

Зашнуровал ботиночки Свете. Она через его спину опять уважительно, задумчиво смотрит на меня. Надет шерстяной костюмчик, застегнут. Готовимся к выходу. «Света, до свидания», — говорю ей. Она пританцовывает на месте. Но, чтоб не так скоро и насовсем расстаться, не говорит «до свидания», а что-то придумывает другое, отвлекающее, типа танцулек с пристуками. Но, поняв, что я жду ее слов, она как истинная (будущая) женщина ненавязчиво поглядела на меня и вдруг опустила глаза. Мама и папа нежно говорят: «Света, скажи тете «до свидания», а то мы уходим». И она так звонко, нараспев: «До свидания, до-сви-дань-ица!» Видимо, так ласково прощалась с ней брянская крестная.

Ах, малышка с серебряным крестиком! Конфетка зацепилась за ее белые острые зубки. Пальчиком ковырнуть нельзя, пыль же на нем — понимает она. «А ты любишь конфеты?» — спрашивает. Отвечаю: «Конечно». «Мама, у тебя чистые руки, вынь из меня конфетку, а то она прилипла», — обращается она к маме, чтобы я видела, какая она аккуратная, чистоплотная, послушная девочка.

Уже выйдя из автобуса, спрашиваю у родителей: «А где вы живете?» «Мы из Грязей. Были в Брянске у крестной». «Хозяйство есть?» Они: «Да, пока небольшое». «Корова? Лошадь?» «Нет, есть поросеночек и собачка. Детишки попросили живности». «Хорошие запросы у ваших деток», — говорю. И застенчивым родителям, вижу, очень хочется со мной согласиться. Они идут по липецкому автовокзалу вчетвером. А Света вдруг оборачивается ко мне, высвобождая ладошки из родительских рук, и, заново ухватившись за них, идет спинкой и пяточками вперед. Развлекается.

Ах, Света! Какая же у тебя чудесная, чистая душа. В ваших краях есть много прекрасных людей. Неподалеку от Грязей, в Казинке, жил замечательный поэт-фронтовик, учитель Борис Цветаев. Он воевал на фронте, защищая Родину, когда мне было столько же лет, сколько и тебе.

Будь счастлива, Света! И спасибо тебе за эту незабываемую мелодию нашей дорожной встречи.

***
фото:

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта