X

Select for category

Современно, безопасно, красиво

Далее

В 1998 году в городе Грязи начала работать новая автостанция. Современное архитектурное сооружение на привокзальной площади пришло на смену полусгнившему вагончику, где долгое время находилась…

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Гладкой дороги!

Далее

В начале июня жители села Коробовка вместе радовались завершению важного этапа реконструкции дорог. Участок проезжей части протяженностью в 780 метров на улице Лесной был отремонтирован…

Сам не тони и товарищу помоги

Далее

Начальник межрайонной пожарно-спасательной службы на водных объектах областного казенного учреждения «Управление государственной противопожарной спасательной службы Липецкой области» Владимир Грачев листает огромную конторскую тетрадь, сплошь исписанную:…

Борьба за баллы и медали

Далее

В этом году 225 выпускников района получат аттестаты о среднем общем образовании. В эти дни у ребят горячая и очень ответственная пора. Они проходят первое…

Главная / Разное / Огненные версты комбата

Огненные версты комбата

В начале этого года исполнилось 90 лет со дня рождения Василия Андреевича Дятчина — ветерана войны и труда, внесшего немалый вклад в нравственно-патриотическое воспитание своих младших земляков. В год 85-летия Грязинского района хочется поведать об этом интересном и незаурядном человеке.

Василий Андреевич родился 23 января 1923 года в селе Верхняя Лукавка. Василий благополучно одолел местную начальную школу, затем поступил в Петровскую семилетку. Окончив ее, стал трудиться в родном селе — в колхозе имени Буденного. Здесь он думал пробыть до призыва на «срочную», после которой мечтал остаться в армии. Все планы спутала тяжкая и долгая война.

В первых числах октября 1941 года с территории Грязинского района началась эвакуация лошадей, крупного рогатого скота, овец, тракторов и моторов из-под комбайнов. В те дни, вместе с тремя односельчанами, Василий Дятчин был послан сопровождать стадо колхозных коров, направляемое в сторону Поволжья. Вдали от родных мест грязинцы пробыли около семи месяцев. За это время Василий столько увидел горя, что сразу же после возвращения домой отправился в райвоенкомат, где и получил повестку.

«На войну я уходил 12 мая 1942 года, — вспоминал ветеран спустя много лет. — Мать положила мне в «сидор» две пары нательного белья, полотенце, кружку, ложку, шматок соленого сала, десяток сваренных вкрутую яиц и несколько пышек. Потом дед, мать и сестра Валентина подвезли меня на подводе до Среднелукавского сельсовета, где уже собрались другие новобранцы. На единственной, нещадно дребезжащей на каждом ухабе полуторке колхоза «Красный партизан» нас доставили в Грязи на сборный пункт…»

В действующую армию грязинец сразу не попал. Вначале он постигал воинскую науку в 5-й запасной стрелковой бригаде, дислоцировавшейся в городе Борисоглебске Воронежской области. Через два месяца из бригады отобрали молодых призывников, имеющих семилетнее и среднее образование, и распределили их по военным училищам. Василий Дятчин оказался в 1-м Ленинградском артиллерийском училище (ЛАУ), находившемся тогда в городе Энгельсе Саратовской области.

Начальником роты курсантов, в составе которой был Василий Дятчин, являлся капитан-артиллерист Карташов, бывалый вояка, понюхавший пороха на советско-финской войне, под Смоленском, Ельней и Москвой. На первом построении капитан, опираясь на трость, обратился к подчиненным с короткой, но запоминающейся речью: «Орлы, по своему опыту знаю, что на нынешней войне уцелеть трудно, однако стремиться к этому нужно постоянно. Поэтому, исходя из сказанного, заниматься будем много и должным образом…»

И капитан с лихвой сдержал свое слово. В окрестностях деревянного насквозь продуваемого волжскими ветрами городка курсанты знали каждую складку местности, каждые высотку и низину. Именно здесь они перелопатили многие кубометры грунта, оборудуя «огневые», окопы «полного профиля» и ходы сообщения. Помимо этого, слушатели ЛАУ назубок изучили материальную часть артиллерийских систем, находящихся на вооружении Красной Армии, хорошо знали и чужое оружие. По словам Василия Андреевича, снарядов на учебные стрельбы в училище не жалели. (За 1941-1945 гг. ЛАУ подготовило несколько тысяч офицеров-артиллеристов, 50 из них удостоены звания Героя Советского Союза).

В конце 1942 года Дятчин закончил ускоренный курс училища и в звании младшего лейтенанта отбыл в распоряжение командования Московского военного округа: в 1-ю воздушно-десантную стрелковую дивизию. Боевое крещение ему пришлось принять на Северо-Западном фронте в должности командира огневого взвода 52-го артиллерийского полка. В одном из боев за умелое руководство взводом молодого офицера представили к ордену Красной Звезды. Награды в то время раздавали скупо, и в инстанции повыше «звездочка» перевоплотилась в медаль «За боевые заслуги».

Весной 1943 года Василий Дятчин прибыл в 11-ю гвардейскую армию Западного фронта, который в числе еще четырех фронтов Красной Армии (Центрального, Воронежского, Степного и Брянского) готовился к предстоящей гигантской Курской битве, во многом определившей дальнейший ход всей Второй мировой войны. Здесь он стал командовать огневым взводом 43-го отдельного артиллерийского дивизиона. Вот что говорится в личном архиве Василия Андреевича: «Перед началом Курской битвы все артиллерийские подразделения 11-й армии с конной тяги перешли на механическую. В части непрерывно поставлялись новая техника, различное снаряжение и боеприпасы. В нашем дивизионе постоянно проводились занятия, направленные на подготовку к действиям на пересеченной местности, взаимодействие с танковыми и пехотными соединениями…»

С окончанием сражений на Огненной дуге гвардии лейтенант Дятчин был назначен командиром артиллерийской батареи 58-го стрелкового полка Воронежского (с 20 октября 1943 года 1-го Украинского) фронта. С выходом на среднее течение Днепра фронт должен был нанести удары по врагу в районах Ромны-Прилуки — Киев. Полк грязинца входил в состав 38-й армии генерала-лейтенанта Н. Е.Чибисова, действовавшей в районе Лютежа.

«На боевые рубежи мы выдвинулись в ночь перед форсированием Днепра, — вспоминал бывший артиллерист. — Вначале планировали вести навесной огонь с закрытых позиций, но немцы открыли такую массированную и губительную стрельбу по переправляющимся подразделениям полка, что глядеть на это спокойно было просто невозможно. На руках выкатили пушки на прямую наводку, и, невзирая на бомбы и снаряды, стали безостановочно бить по орудийным вспышкам и пулеметным трассам на том берегу… Такого ада, как на Днепре, я больше за всю войну нигде не видел. Из всех батальонов полка в живых осталось около двухсот человек…»

После Днепра вместе с боевыми друзьями комбат Дятчин принимал участие в освобождении городов и сел правобережной Украины, в разгроме немецко-фашистских войск под Корсунь-Шевченковском. «В конце февраля 1944 года, — рассказывал Василий Андреевич, — наш порядком потрепанный полк находился в столице Украины — на очередном доформировании. Отправился я однажды в свободное время погулять по городу. Кругом разруха, а все-таки жизнь понемногу налаживается. В районе разбитого вокзала мне встретился старшина, который козырнул, как положено, и прошел мимо. Я ответил на приветствие и обернулся: старшина тоже стоит и смотрит. «Екнуло» у меня в груди: «Старшина, ты не со Средней Лукавки?» -«Да!» — «Голобоков Владимир, кузнец?!» — Так точно, товарищ гвардии лейтенант!..» Обнялись мы с ним, расцеловались. Потом устроились на груде кирпичей, старшина отцепил фляжку. За полчаса вспомнили всю свою довоенную жизнь, родных, знакомых…»

Получив пополнение, 58-й стрелковый полк принял участие в Уманско-Ботошанской наступательной операции. «Эта операция, — говорится в мемуарах бывшего командующего 1-м Украинским фронтом И.С. Конева, — была одной из самых трудных, потому что осуществлялась она в условиях полного бездорожья и весеннего разлива многочисленных рек. Среди непролазной липкой грязи часто сдавала и наша, и союзная техника, поэтому главной силой была сила солдатская, на руках вытягивающая из трясины повозки, пушки, автомашины…»

Уходя на фронт, Василий Дятчин дал себе зарок: не писать писем домой, чтобы «не бередить душу ни себе, ни родным ». Эту клятву он выполнял около двух лет, хотя деньги по офицерскому аттестату высылал в Верхнюю Лукавку регулярно. Однако фронтовая жизнь внесла в заведенный распорядок свои коррективы. Случилось это в начале апреля 1944 года неподалеку от украинского города Черновицы.

На очередной ночлег батарея остановилась на опушке небольшого леса. Как и водится, вблизи передовой, лейтенант Дятчин лег спать в армейской палатке, не раздеваясь, пистолет положил сбоку. Заснул за полночь, и впервые за долгое время ему приснилась мать. Она стояла в своем единственном выходном платье в горошек и с укоризной выговаривала: «Васятка — Васятка, что же ты весточки не кажешь, хотя бы две строчки черкнул…» Сон был такой явственный, что Василий проснулся. И тут в предутреннем сумраке палатки он заметил несколько теней, одна из которых склонилась над ним. Мгновенно сообразив, в чем дело, лейтенант подтянул ноги к животу и резко ударил тяжелыми сапогами по тени. Потом схватил пистолет и выстрелил. В короткой схватке вскочившим артиллеристам удалось обезвредить нескольких вражеских разведчиков-диверсантов, снявших караулы и пытавшихся взять в «языки» офицера. К вечеру, примостившись у зарядного ящика, комбат впервые писал письмо матери.

В середине июля 1944-го года правое крыло 1-го Украинского фронта приступило к проведению Раво-Русской наступательной операции. Через несколько дней после ее начала, во время артиллерийской дуэли с батареей противника, комбат Дятчин был ранен осколком снаряда в бедро. Госпиталь, где лечился, находился в старинном Луцке. Природа там была чудесная, но раненым категорически запрещалось покидать госпитальный двор, так как город кишел бандеровцами и их приспешниками. В конце декабря 1944 года лейтенант был выписан из госпиталя и прибыл на 1-й Украинский фронт, где снова стал командовать своей батареей.

На заключительном этапе гигантского противостояния уроженец Верхней Лукавки принимал участие в Висло-Одерской стратегической наступательной операции, в ходе которой находился на знаменитом Сандомирском плацдарме, освобождал Краков, очищал от противника Силезский промышленный район, форсировал Одер. В Берлинской операции батарейцы Дятчина преодолевали реки: Нейсе и Шпрею, затем участвовали в штурме Берлина с юга. «Все пространство на подступах к столице рейха , — говорится в воспоминаниях ветерана, — было завалено разбитой боевой техникой; в лесных массивах скрывались остатки разгромленных немецких частей, так что неоднократно приходилось браться за автоматы и гранаты…»

После взятия Берлина войска 1-го Украинского фронта были направлены на спасение Златой Праги. Вместе с 1600 танками фронта на Пражское направление с 4 по 6 мая 1945 года были переброшены пять артиллерийских дивизий, двадцать артиллерийских бригад, столько же отдельных артиллерийских и минометных полков. В нескончаемом потоке танковых, механизированных и артиллерийских частей советских войск, спешивших к Праге, находилась и батарея нашего земляка, пушки которой тянули быстроходные танкетки американского производства.

По окончании Великой Отечественной войны кавалер семи боевых наград, гвардии старший лейтенант Дятчин оказался в группе советских войск, временно находившихся на территории Австрии. Здесь, в районе небольшого городка Айгена, он командовал учебным взводом 432-й артиллерийской бригады. Демобилизовавшись из рядов Советской Армии, Василий Андреевич женился на молоденькой фельдшерице Среднелукавского медпункта — Лидии. После свадьбы молодые перебрались жить в Среднюю Лукавку, где построили свой дом. Там в семье Дятчиных родились две дочери: Людмила и Галина.

В 1950 году недавний артиллерист закончил двухгодичную государственную школу руководящих кадров колхозов, находившуюся в Усмани. Затем работал агрономом, председателем ряда колхозов Грязинского района, возглавлял Среднелукавский сельсовет, был заместителем директора совхоза « Вперед» по хозяйственной части.

Выйдя на заслуженный отдых, Василий Андреевич постоянно наведывался в школу села Средняя Лукавка, всегда был в курсе всех дел и задумок членов эколого-краеведческого клуба «Росич», действующего при ней. По его инициативе члены объединения стали вести большую работу по охране родной природы, собирали материалы для создания музея боевой славы. Совсем не случайно ветеран являлся почетным членом «Росича», данные о котором имеются в 3-м томе «Липецкой энциклопедии».

С большим уважением относятся к своему старшему земляку и юные краеведы-историки СОШ N 2 г.Грязи. Рассказ о В.А.Дятчине внесен в одну из экскурсий по музею «Грязинцы — Великой Победе», сведения об офицере-артиллеристе неоднократно звучали на школьных чтениях и конференциях. В этом учебном году учащаяся 11-го класса нашей школы Татьяна Сазонова на 20-й областной конференции школьников «Отечество» в секции «Военная история» выступила с докладом, посвященном ратному пути Василия Андреевича Дятчина. Исследование Татьяны получило высокую оценку, и она стала призером областной краеведческой конференции.

***
фото: Василий Андреевич Дятчин (в нижнем ряду второй слева) среди друзей-фронтовиков. Село Петровка, 1975 год;Василий Андреевич Дятчин (в нижнем ряду второй слева) среди друзей-фронтовиков. Село Петровка, 1975 год;Музей боевой славы «Грязинцы — Великой Победе» при СОШ № 2. Призер 20-й областной краеведческой конференции «Отечество» Татьяна Сазонова у раздела экспозиции, посвященного В.А. Дятчину

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта