X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / Незваным гостям преграждали путь

Незваным гостям преграждали путь

О ветеране Афганской войны, пограничнике Юрии Борисовиче Моисееве, «Грязинские известия» узнали от руководителя патриотического клуба «Русич» Валентина Коршунова. Юрий Борисович — частый гость среди подрастающих патриотов. Будущие солдаты с нескрываемым интересом встречают героя-«афганца», чтобы из первых уст услышать о военной жизни, далекой от лирики и прикрас, об армейской дружбе, о самоотверженной любви к Родине, чтобы научиться мужеству, приемам рукопашного боя и внутренней собранности. Да и опыт наставничества у пограничника Моисеева огромный — начиная с новобранцев в Афгане до тренировки грязинских призывников при существовавшем некогда «Клубе воинов запаса».

Рассказ Юрия Моисеева о войне, которую так долго скрывали от нашего народа, да и сейчас мало кто знает о ней в подробностях, рассказ о тех суровых испытаниях я слушала, рассматривая обожженное в пожаре удостоверение к медали «За отличие в охране государственной границы СССР», вникала в каждое слово, перебирая фотографии. Но обо всем по порядку.

Заветные погранвойска. Учебка

Юрий Моисеев с детства загорелся стремлением стать пограничником, вдохновившись песнями и фильмами о часовых Родины. В военкомате о своем желании сказал сразу. Но попасть в погранвойска непросто. Нужно было пройти строгий отбор по состоянию здоровья, а также проверку КГБ на отсутствие судимостей у новобранца и его родственников. Моисеев подходил по всем параметрам. Оценили и то, что он занимался самбо, был кандидатом в мастера спорта.

— В конце октября 1982 года меня отправили в пограничную воинскую часть, в краснознаменный среднеазиатский пограничный округ, — вспоминает Юрий Борисович. — Прилетели в Ашхабад, добрались до Кушки — последнего советского города перед Афганистаном. Крепость Кушку тогда населяли только военные части. Из наших набирающих силу морозов мы прилетели в неимоверную жару, где после дождя от земли шел пар. Пограничный отряд стоял в туркменском поселке Тагтабазар. Началась учебка, которая длилась 4 с половиной месяца. Для сравнения — в Советской армии курс молодого бойца длился месяц. Пограничные же войска не входили в Советскую армию, а были отдельной структурой — войсками специального назначения КГБ. Нас готовили выживать. Физически и психологически. Мы научились стрелять, обкатывали БТРом, метали ручные гранаты в движении, с окопа кидали опасные Ф1, развивали выносливость в беге, штурмовали сопки. Мы ненавидели эти бесконечные учения и приказы сержантов. Но, как оказалось, на войне именно такая подготовка была необходима.

Секретная война

Об Афганской войне не распространялись в то время. Цензура запрещала писать бойцам письма родным. Но скучать по дому не было времени. Шла жестокая война.

— Задач у наших войск было много, все важные, — поясняет мой собеседник. — Основная -охранять рубежи Родины, не допускать прорыва границы в связи с диверсиями, минированием. Граница, конечно, была условной линией. Веками на тех территориях жили кочевники, пасли скот. И для них наши базы и мы сами были чужими. Но мы обязаны были обеспечить порядок с обеих сторон границы. По сути, были и советскими, и афганскими пограничниками. Спасали местных жителей от басмачей, уничтожавших тогда целые поселки. Соблюдая секретность, мы ходили на серьезные задания не в штатной форме, но одевались в маскировочные халаты, чтобы не было никаких опознавательных армейских знаков. Убить нас могли в любой момент. Мы стояли на плато, а на хребте Паланги-Хавали и в Фисташковом ущелье сидели так называемые кукушки и вели за нами наблюдение. Мы регулировали и образования новых поселений вблизи границы. Те старожилы, кого мы уже знали в лицо, были предупреждены о запрете общения с бандами моджахедов. Местные ребята были дружественные, даже помогали нам тушить пожары от ГСМ. Мы знали чабанов, которые пасли свои отары, кочуя с одного места на другое. Регулярно устраивали проверки. Обнаруженные новые лица сразу попадали в нашу разведку. Но самым главным охраняемым объектом у нас была дорога, по которой рота подвоза доставляла к подразделениям и мотоманевренным группам припасы, снаряды и горючее. Эту дорогу чаще всего и пытались минировать моджахеды. Приходилось работать с мино-розыскными собаками. Я был командиром подразделения служебных собак. Наш отряд всегда шел впереди колонны, чтобы показать, что дорога свободна от мин. И на случай непредвиденных атак у нас были готовы расчеты. Но не стереть из памяти, как пули сражали боевых товарищей, как горели бензовозы. Отдельной операцией были наши засады на вооруженные караваны контрабандистов. Я сам видел их маковые поля. Но мы не давали им никакой возможности провезти отраву через границу на нашу Родину. На местах вероятного движения банд ставили заслоны, просчитывали все наперед.

Пограничник должен знать охраняемую местность от и до. Причем не только свой участок, но и 15 км вглубь Афганистана, каждое ущелье.

— Мы выполняли задачи с разведкой, — рассказывает Юрий Борисович. — Доставляли наших разведчиков до условленного района и обеспечивали их прикрытие. Разведчики КГБ производили встречи с негласным аппаратом, с афганскими революционерами, которые помогали нашим войскам и идейно были на нашей стороне. Пограничники уходили в ночь, чтобы подготовить для себя укрытие, сделать маскировку и наблюдать за переговорами. При этом они должны были видеть всех, а сами стать невидимыми. Переговоры обычно длились до получаса. Но мы до следующих суток продолжали нести службу: ночью закапывали укрытие, прикрывали травой, чтобы не вызвать подозрений.

Погранвойска нередко задерживали банды радикалов, которые двигались в сторону границы. Те не сдавались без перестрелок.

— Командир оповещает: в таком-то квадрате движется банда. Мы просчитываем ее траекторию, куда наемники направятся при задержании. К реке. Там камыши. Поджигаем камыш. У них — паника. Отстреливаются. Сдаются. К концу службы мы научились выносливости и быстрому бегу. Уходит от нас враг по сопкам, мы нагоняем его за 500 метров. С себя снимали все тяжелое: рацию, боеприпасы, гранаты, лопатку, скидывали даже сапоги, оставляли один автомат и магазин. Нагоняешь бандита, вступаешь в рукопашную. И помогала в борьбе не только отличная боевая подготовка, но и отчаянная злость на врага.

На мой вопрос: боялись ли душманы советских пограничников? Чувствовали превосходство русской армии? Юрий Борисович отвечает однозначно:

— Конечно. Их банды — нерегулярные части, состоявшие из наемников, самые меткие из которых — охотники. Только пакистанские наемники, проходившие свои учения, представляли серьезную опасность. Но при отлове их поодиночке они становились трусливыми, спадала вся спесь. Наша разведка этих диверсантов вычисляла сразу.

В отличие от оголтелых убийц-наемников нашим ребятам придавало силы чувство патриотизма. Каждый из нас, не задумываясь, мог кинуться на амбразуру за свою Родину.

Мы относились к своей службе крайне серьезно. Тем более, когда на глазах убивают товарищей, взрослеешь очень быстро.

Солдатская дружба

— По армейской дружбе скучаешь всю жизнь, — задумчиво продолжает мой собеседник.

— Я служил с октября 1982-го до февраля 1985 года без отпусков. Переслуживали по приказу председателя КГБ в связи с боевыми действиями. Командиры и солдаты могли встать насмерть друг за друга. И в армии я понял главное: не надо ничего придумывать своего, командир сказал- выполняй. Даже когда ты считаешь по-другому. Но на деле опыт командира и его радение за солдат оказываются справедливее твоих домыслов. Я и сам обучал новобранцев по 3-4 месяца. Везде их таскал за собой, знакомил с местностью, особенностями службы, отвечал за них.

Гражданка

После армии Юрий Борисович поступил в институт на военно-спортивный факультет. Выпустился в 1989 году лейтенантом-мотострелком, но ему нестерпимо хотелось назад, к границе… Туда, где все четко: с одной стороны — наши, с другой — враги. Туда, где незыблема честь русских военных.

— Написал я в часть: заберите меня назад. Это было время вывода войск, и офицеров некуда было размещать. Новый командир так и пояснил. Вывод наших войск из Афганистана смотрел по телевизору. Душой был с ними. Мало кому известно, что 5 тысяч «никому невидимых» пограничников обеспечивали тогда выход 40-й армии генерала Громова. Мой 68-й отряд вышел из Афганистана только в 1991-м году, до последнего прикрывая государственную границу.

В конце 80-х Юрий Борисович начал тренировать призывников в клубе «Пограничник» при ГПТУ № 14, обучал ребят физической подготовке и рукопашной борьбе — тому, что им пригодится непосредственно в армии.

На День пограничника он неизменно встречается со своими сослуживцами. С каждым годом круг военных товарищей сужается. Надевая китель с наградами, мой собеседник признается, что самая стоящая из них — боевая.

— В то время награды давали крайне редко в связи с политической окраской этой войны. Всеми силами пытались о ней умолчать. Награду «За отличие в охране государственной границы СССР» получал уже на гражданке.

Вот они, герои Афганской войны. С главным ранением — в самое сердце, полное истинного патриотизма.

Сын Юрия Борисовича пошел по его стопам — служит по контракту в пограничном подразделении.

***
фото: Юрий Моисеев — ветеран Афганской войны, защищавший границы Родины.;Служба в Афганистане стала для Юрия Моисеева настоящим испытанием на прочность

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта