X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / Фронтовик в моей семье

Фронтовик в моей семье

Чем дальше от нас День Победы, тем острее ощущается память о защитниках нашего Отечества от фашистской Германии.

Именно поэтому в год 75-летия Великой Победы мне вновь хочется поделиться с читателями моей любимой газеты «Грязинские известия» (постоянным подписчиком я являюсь уже более полувека, а также и автором нескольких статей) историей участника Великой Отечественной, красноармейца-артиллериста, моего отца Никитина Ивана Михайловича.

Родился Иван в 1923 году в селе Бутырки в многодетной крестьянской семье. Родители его, Михаил Филиппович и Eлена Тимофеевна, были из семей зажиточных крестьян.

Глава семьи крестьянствовал, мама занималась воспитанием восьмерых детей и домашним хозяйством.

О трудовой деятельности

Повзрослевший Иван самостоятельно пошел трудиться в колхоз «Новая жизнь», ухаживал за лошадьми, ему очень пригодился домашний опыт. Работал в колхозе конюхом в период весенней и осенней посевных кампаний, а во время уборочной страды и летом заготавливал сено для лошадей на зиму.

В колхозе приметили смышленого, добросовестного, шустрого и трудолюбивого паренька Иванушку, на комсомольском собрании приняли его в комсомол. Не передать словами, сколько радости и гордости. Но отец не очень одобрил это радостное настроение, сказал: «Работать нужно лучше, зарабатывать трудодни, а не по собраниям бегать по вечерам».

Однако Иван все равно добросовестно успевал выполнять комсомольские поручения, а еще всегда старался быть первым в работе, за что получал благодарности от председателя колхоза товарища Юшкова.

О службе в войну

13 июня 1941 года Ивану исполнилось 18 годков, а в дождливый день 22 июня в село пришла страшная весть — гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз. Взрослые, повидавшие многое в жизни мужики не верили, ведь был подписан мирный договор…

Рассуждать долго не пришлось. Прямо с полевых работ стали призывать мужчин и юношей в сельский Совет, а дальше отправлять на защиту Родины.

В октябре 1941-го пришло время Ивану идти на защиту Родины. Eго призвали через липецкий военкомат, он был направлен в 116-й гвардейский артиллерийский полк. Воевал стрелком на Средне-Донском фронте, которым командовал генерал-полковник К. К. Рокоссовский.

В полку Иван оказался самым молодым бойцом, почти как сын полка при росте в 156 см и весе 52 кг. Шинель ему подгоняли по фигуре и росту, подрезали, что строго запрещалось по Уставу КА.

Красноармейцам регулярно выдавали солдатские пайки, так как полевая кухня не всегда и не везде могла добраться до артиллеристов через топкие болота. Паек состоял не только из тушенки и хлеба, но и кускового сахара, а самое главное — махорки и газет для закрутки. Старшие бойцы по очереди выменивали у Ванюшки (так ласково его называли в полку) свой сахар на махорку, приговаривая, что этот яд ему еще рано пробовать. А Иван с радостью обменивался, ведь с детства очень любил сладкое.

После очередной артподготовки, когда артиллеристы удачно отстрелялись, оттеснив немцев к непроходимому болоту, командир батареи объявил короткий привал.

Артиллеристы прилегли отдохнуть в небольшой березовой рощице, а вернее, в том месте, где от нее что-то осталось, и Иван решился попробовать, чем же махорка лучше белоснежных кусочков сахара — свернул самокрутку, поджог, вдохнул табачный дым, сильно закашлялся и тут же выдохнул его на голубой цветочек, оказавшийся перед самым лицом. От усталости Иван тут же заснул крепким детским сном, а когда раздалась команда: «Подъем!», взглянул на тот самый цветочек, он весь почернел и поник до самой земли. Про такой опыт своим однополчанам он ничего не сказал, но после этого случая не пробовал закурить до 55 лет.

Война все больше разгоралась, фашистские полчища рвались к Москве с разных направлений. У Ивана не было связи со старшими братьями, родители получали от него скупые весточки с фронта. Не удивительно, ведь писать защитникам Отечества было некогда, лишь бы фашистов отбросить подальше и выжить в бою.

Произошел с Иваном как-то такой случай: освободив один из населенных пунктов, жители которого были зверски уничтожены фашистами за связь с партизанами, командир полка и другие офицеры — артиллеристы, связисты, разведчики -остановились в нем на ночной короткий отдых. Собрались в одном из уцелевших добротных домишек на совещание. Иван как самый молодой боец стоял часовым в сенях, еще несколько бойцов дежурили снаружи домика. Вдруг сверху, чуть ли не на голову Ивана, спрыгнул вражеский солдат (потолка в сенях не было, видимо, его разобрали для растопки печи) и бросился наутек. Иван закричал: «Стой, фашист проклятый!» Но тот успел выбежать на улицу. Наружные часовые окликнули его, а немец на ломаном русском языке просил отпустить его, при этом убегая в сторону леса, петляя между деревьями.

Пришлось за ним гоняться по глубокому снегу. Когда фашист начал скрываться в полумраке леса, разведчики открыли по нему огонь и застрелили. Документы убитого передали командиру полка.

Отпустить его живым не было возможным, ведь он мог подслушать по рации, о чем говорили в штабе Средне-Донского фронта.

Документы, найденные у диверсанта, оказались важными, потому застреливших его разведчиков наградили.

О ранении

Иван воевал в составе гвардейского артиллерийского полка с 15 октября 1941-го по 28 декабря 1942 года. В одном из ожесточенных боев в самоходное артиллерийское орудие попал вражеский снаряд, командир батареи и наводчик орудия погибли мгновенно, а Иван и многие другие бойцы оказались изрешеченными осколками вражеского снаряда. Произошло это незадолго до встречи Нового 1943 года.

Сильный мороз, глубокий снег не позволили Ивану двигаться самостоятельно, его состояние усугубляли раздробленная нога, осколки в позвоночнике, рваные раны в боку и животе, большая потеря крови. Сколько он пролежал в снегу, не помнил, но дождался, пока закончится артналет.

В обозе Ивана отправили в эвакогоспиталь № 2737, где ему сделали несколько операций, самым сложным оказалось для хирургов собрать ногу из раздробленных костей. Оперирующий хирург вначале отказывался от восстановления ноги, собирался ее ампутировать, но начальник госпиталя военный врач II ранга Мальта настоял на операции по восстановлению ноги. Ногу и позвоночник зафиксировали после операций в гипс, живот зашивали кусками оставшейся кожи. Почти пять месяцев молодой парень находился в госпитале.

21 мая 1943 года решением врачебной комиссии Иван был признан инвалидом II группы с полным освобождением от воинской обязанности.

О возвращении домой

В неполные 20 лет Иван стал инвалидом. Длительное лечение не восстановило правую ногу, самостоятельно долгое время он не мог передвигаться. Вернулся домой худеньким, слабым, но жизнерадостным. По ночам плакал от нестерпимой боли, но в те дни не было обезболивающих средств, и он, как мог, терпел.

Родители, младшие сестра и два брата поддерживали его, как могли, заботились о нем. Пешком ходили в Липецк за лекарствами для перевязок. Конечно, Иван очень переживал, что не может самостоятельно трудиться, сидит на родительском обеспечении. Пенсии по инвалидности хватало только на лекарства и средства для перевязок. Соседские ребята и девчата брали его к себе на деревенский пятачок, подвозили его на тачке. Он умел развеселить, хоть самому было порой не до шуток, но показывать свои слабости и боль было не в его характере.

Немного оправившись от ранений, Иван начал работать в родном колхозе «Новая жизнь» вместе с отцом, младшей сестрой Анной и братом-подростком Павлом.

Тяжелый физический труд был не для него, потому он выполнял работу завхоза, завтоком (во время уборочной), кладовщика. Одним словом, где передвигаться нужно было меньше.

Когда костыли стали ему не нужны, пошел работать учетчиком в полевую бригаду.

В 1946-м Иван подружился с соседской девушкой Матреной, такой ладной и веселой, сильной и работящей. Приметил он ее давно, но стеснялся своих костылей, выжидал время. Сделал ей предложение. Осенью 1946 года Иван и Матрена поженились. Иван перешел жить к супруге, у которой от родителей остался добротный кирпичный дом и хозяйство. С появлением мужских рук хозяйство стало укрепляться: работали вдвоем в одном колхозе, заготавливали торф для печи, сено на зиму для скотины, дрова, получали зерно на заработанные трудодни.

В 1947-м родилась в их семье старшая дочь — Анна, в 1949-м — сын Иван, в 1951-м — Николай и в 1954-м — самый младший, Василий.

Фронтовые ранения не отпускали Ивана, он лечился в Воронежском областном госпитале инвалидов Отечественной войны № 3369, которым руководил полковник медицинской службы Скуратовский. Вместе со старшим братом Филиппом Иван там проходил лечение. В 1951 году Иван отказался от очередного переосвидетельствования на инвалидность, неудобно стало перед детьми и селянами, он же живой вернулся с фронта, а многие погибли.

Иван Михайлович окончил курсы механизаторов, скрыв фронтовые ранения, и стал работать на колесном тракторе.

Во время работы на тракторе у Ивана Михайловича возобновлялись острые боли, пришлось перейти на работу в животноводство, но и здесь ранения не давали покоя. В 1980-м пришлось вновь обратиться на ВТЭК, вторая группа инвалидности по ранению ему была восстановлена бессрочно. Eще некоторое время он мог продолжать работать. За долголетний добросовестный труд был удостоен звания ветерана труда.

О наградах

Eму были вручены медали «За отвагу», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», орден Отечественной войны

1 степени, медаль Георгия Жукова (к 100-летию со дня рождения маршала), знаки «25 лет Победы в войне 1941-1945 годов», «Фронтовик 1941-1945 годов», медали «50 лет Вооруженных сил СССР», «60 лет Вооруженных сил СССР», юбилейные медали.

Свою последнюю награду Иван Михайлович получил будучи тяжело больным 9 мая 2005 года. Это была медаль «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

20 мая 2005-го папы не стало… Он умер на 82-м году жизни.

Анна Ивановна НИКИТИНА.

***
фото: Иван Никитин с братьями Павлом и Филиппом и сестрой Марией, 1940 год;Иван Михайлович и Матрена Андреевна Никитины, 2005 год

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта