X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / За отсутствием состава преступления

За отсутствием состава преступления

Несколько месяцев в 1936-1937 годах А. Скрынченко довелось возглавлять коллектив журналистов Юго-Восточной, прежде чем «красное колесо» не раздавило человека. Ту эпоху называют по-разному: ежовщина, бериевщина. Суть дела не меняется — в жерновах произвола силовых структур зачастую оказывались случайные люди, которых заставляли оговаривать и себя, и близких, добиваясь признательных показаний. Александр Иванович сполна испытал лиха и, безусловно, не успел до конца реализовать себя на избранном поприще.

ОТ КРАСНОАРМЕЙЦА ДО РЕДАКТОРА

Александр Скрынченко родился в самом начале прошлого века — июне 1903 года в пригородной слободе Стрелецкой, неподалеку от Валуек. Отец происходил из крестьян, занимался до 20 лет сельским хозяйством. Но затем стал трудиться в казначействе писцом, впоследствии счетоводом и бухгалтером. Мать хлопотала по дому.

В 1912 году поступил на учебу в гимназию, где набирался ума-разума за казенный счет. Любил русскую литературу, историю, языки. Окончил семь классов, а вот восьмой, выпускной, судя по регистрационному бланку члена ВКП(б), нет (хотя в своей автобиографии от 15 сентября 1936-го Александр Иванович написал, что «окончил школу в 1919 году»).

На семнадцатом году жизни, во время гражданской войны, юноша ушел добровольцем в Красную Армию. Без тени сомнения увлекся революционными идеями преобразования мира, построения нового общества. Поэтому лямку рядового красноармейца, а затем командира взвода тянул охотно с декабря 1919-го по сентябрь 1921 года. Служил в 76-й стрелковом пехотном полку 9-й дивизии в Ростове-на-Дону. Был направлен в Оренбургскую пехотную школу, по окончании которой послан в Уральск. Сражался с басмачами.

В 1921 году пришла демобилизация, и Скрынченко вернулся на родину. Устроился работать в Валуйскую уездную милицию на должность милиционера. Отдал этому делу около двух лет.

В январе 1923-го вступил в ВЛКСМ, через несколько месяцев уже входил в руководящие органы местных структур комсомола. В 1926-м стал кандидатом в члены ВКП(б). Парторганизация — Воронежский губком. С февраля 1928-го — член партии. Последняя должность, перед тем как в августе того же года уезды были ликвидированы, — заведующий отделом учета и информации Валуйского укома ВКП(б).

Были образованы округа, и Острогожский окружком партии откомандировал Скрынченко в редакцию местной газеты «Новая жизнь», где он вырос до заместителя редактора. Трудился в 1930-1933 годах в районных газетах «Ленинская искра» (г. Грязи) и «Белгородская правда», выполняя обязанности ответственного редактора.

В начале октября 1933 года связал судьбу с железнодорожным транспортом — с газетой Московско-Донбасской магистрали. Должности — заместитель редактора, а в 1935-м — ответственный секретарь. Затем решением НКПС и ЦК ВКП(б) больше года руководил редакцией газеты «Боевая стройка» на строительстве второго пути магистрали Валуйки-Пенза. Окончил двухгодичный заочный институт журналистики.

Жил в деревянном бараке, по существу, вручную печатал газету, но не сетовал на бытовые неурядицы.

Железнодорожное начальство высоко ценило деятельность Скрынченко. Не случайно, что он был награжден очень престижным знаком «Ударник Сталинского призыва».

Любил свою семью. Жену звали Вера, как и его дочь (всего у Скрынченко трое детей). Казалось бы, перед верным делу партии коммунистом открывались самые заманчивые перспективы. В конце 1936 года Александру Ивановичу доверили возглавить редакцию газеты «Вперёд».

ЗА КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ТРУД

В 1937-м первый номер вышел с шапкой и рисунком в полполосы. Шапка — «В 1937 году превратим Юго-Восточную в передовую магистраль нашей родины!» Рисунок: Иосиф Сталин — на фоне развернутых знамен с серпом и молотом. В небе — строй самолетов выписал слово «СССР». Вождь вздымает указательный перст своей десницы, как бы призывая советских людей к новым свершениям в двадцатый год пролетарской революции и одновременно последний — второй пятилетки.

В номере за 1 января целую полосу — и неспроста — занял фотоочерк «Отмеченный наградой наркома» (12 снимков), посвященный одному из лучших машинистов Юго-Восточной Дмитрию Зязину из депо Лиски. Пятью днями раньше приказом Лазаря Кагановича ему досрочно присвоили звание паровозного машиниста первого класса — вместе с Михаилом Решетовым и Павлом Мордовцевым из депо Глубокая и Россошь. Всего по стране эта честь была оказана 123 паровозникам.

Народный комиссар путей сообщения, выделяя их «стахановско-кривоносовскую работу, достижение новых методов и высокую производительность труда, знание техники паровозного дела», распорядился также о том, чтобы начальники железных дорог в пятидневный срок выдали лауреатам соответствующие свидетельства, были готовы к выплатам за классность.

10 февраля страна вспоминала великого Пушкина — 100-летие со дня трагической гибели. Четвертая полоса газеты, с двумя снимками, «была» именно в этой теме. Обращает на себя внимание хроника с мест — об отношении учащихся дорожных школ к творчеству гения русской словесности, участии ребят в мероприятиях его памяти.

Журналистская находка редактора Александра Скрынченко — Доска почета. Регулярно на нее помещались портреты передовиков, приводилась необходимая информация. Это, в частности, машинисты депо Поворино и Новохоперск А. Лунев (9 марта) и Р. Шелковников (11 марта), слесарь депо Борисоглебск А. Анохина (21 марта). А первую полосу 2 сентября украсила фотография машинистакривоносовца депо Отрожка Дмитрия Арзыбова, «инициатора огневских методов работы». Сейчас, семь десятков лет спустя, линию династии достойно продолжает, возглавляя локомотивное депо Воронеж-Курский, его родственник Сергей Арзыбов.

ПЕЧАТНЫМ СЛОВОМ — ПО ЧИНУШАМ

Но свою работу Александр Скрынченко видел не только в том, чтобы воздать должное правофланговым, приветствуя печатным словом их инициативы. На информационном поле газеты вполне урожайно произрастали и критические колючки. Здесь хотелось бы оставить за скобками истерию января-марта 1937 года, когда «Вперёд» во множестве помещал заметки, в которых движенцы, путейцы, вагонники на своих собраниях требовали сурово наказать тех или иных руководителей ЮВЖД (были арестованы один за другим ее начальники Арон Арнольдов и Николай Чаплин).

Их обвиняли в связи с «антисоветским троцкистским блоком» (в это время в Москве в Октябрьском зале Дома Союзов военная коллегия Верховного Суда Союза ССР в открытом судебном заседании разбирала «дела» Пятакова, Радека, Сокольникова и других).

Так, газета с сожалением констатировала, проанализировав работу: «7 февраля дорога не выполнила ни одного своего основного измерителя. Особенно позорно обстоит дело с регулировкой. Соседним дорогам недодано 342 порожних вагона. С погрузкой справились только Грязинское и Борисоглебское отделения, с выгрузкой — Грязинское и Россошанское, а с регулировкой — лишь одно Грязинское» («Вперёд», 9 февраля).

Цифры словно хлестали по нерадивым работникам: план погрузки — 1050 вагонов, выполнение — 980 (93,3 процента). Юго-Восточная, по оценке НКПС, заняла незавидное 27-е место.

Еще несколько любопытных фактов. Редакция располагалась на втором этаже здания управления дороги, занимала двекомнаты — номера 38 и 40. Имела несколько телефонов (коммутатор ЮВЖД) — у ответственного редактора, его заместителя Заева, ответственного секретаря Розова. Свой четырехзначный номер был у ночной редакции и для приема телефонограмм. Разумеется — у типографии и отдела распространения печати. В 1937-м «Вперёд» — орган не только политического отдела, как годом раньше, но и управления дороги. Тираж — 9 000 экземпляров. Подписка принималась у всех уполномоченных на станциях, депо и дистанциях. Цена отдельного номера — 10 копеек. Соответственно, подписная плата на месяц — полтора рубля, шесть месяцев — девять, 12 месяцев — 18 рублей.

В редакционных стенах проводились мастер-классы для своих рабкоров, сотрудников других газет ЮВЖД («Лискинский ударник», «За здоровый паровоз», «Резец», «Политотделец», «За стахановское дело», «Сталинец» и другие). Только так, бок о бок, поднимая роль и значение печати, можно было держать под строгим контролем задачи, которые ставило перед журналистами то нелегкое время.

В одном из последних номеров, который выпустил Скрынченко, появилось сообщение о созыве 25 октября однодневного совещания редакторов стенных газет и рабкоров. Вопрос — «Подготовка к ХХ годовщине Октябрьской социалистической революции в СССР и к выборам Верховного Совета СССР и задачи дорожной печати». Докладчик — начальник политотдела дороги Андрей Бульба. На совещании присутствовало 200 человек. Явку обеспечили начальники политотделов, секретари парткомов заводов и редакторы политотдельских и многотиражных газет. Подбор делегатов, как подчеркнуто, осуществлялся из числа лучших проверенных редакторов стенгазет и рабкоров.

…Он работал с упоением. Не считался с личным временем, часто выезжал на линию. От себя и товарищей по журналистскому цеху требовал оперативности в освещении событий, чтобы сделать «Вперёд» боевым помощником руководства.

Ошибался в своей горячности? Не без этого. То мог на страницах вступить в резкий спор с собкором центральной отраслевой газеты Болдыревым о формах и методах работы, то опубликовать не до конца проверенное письмо «классового врага», якобы оклеветавшего одного из командиров среднего звена, то назвать начальника паровозной службы Хаустова коммунистом, а он таковым не являлся.

Это, конечно, «блохи», но и их припомнили Александру Ивановичу, когда стал раскручиваться маховик произвола госбезопасности. Вменили ему в вину и то, что вовремя не разглядел несколько злейших «вредителей» из числа ответ работников, вроде начальника политотдела ЮВЖД, активного участника международного коммунистического движения орденоносца В. Филова. В середине марта на ХШ пленуме Воронежского обкома ВКП(б) последний был исключен из членов президиума и членов бюро обкома за то, что «примиренчески относился к контрреволюционной вредительской работе японо-германского шпиона и диверсанта троцкиста Арнольдова, скрыл свои троцкистские выступления против партии в 1923 году и развалил партийную работу на дороге».

Александра Ивановича мучили пытками, всячески издевались над ним. И он не выдержал: в один из зимних дней 1938 года, уже обессиленный, признался в том, что является контрреволюционером и террористом, замыслившим свергнуть Советскую власть, чтобы вернуть эксплуататорский царский строй. Бесстрастная пишущая машинка аккуратно вывела это признание, добытое «спецсредствами», а внизу листка стоит еле разборчивая, слабая подпись Скрынченко.

Спустя короткое время второго редактора нашей газеты расстреляли.

Понадобится еще два десятка лет, чтобы только после ХХ съезда КПСС честного коммуниста и человека, талантливого редактора Александра Скрынченко реабилитировали. За отсутствием состава преступления.

Автор статьи не установлен.

Уважаемые читатели!

В юбилейных выпусках «Грязинских известий» разных лет неоднократно упоминалась фамилия первого редактора газеты «Ленинская искра» А. Скрынченко, подписавшего ее первый номер 20 сентября 1930 года. В номере «ГИ» от 21 сентября, посвященного 80-летию газеты, мы также сочли своим долгом сделать небольшую литературную зарисовку о работе первого редактора. К сожалению, ни полного имени, ни отчества, ни каких-либо биографических данных этого человека мы не знали. Ничем не смогли помочь редакции в поиске дополнительных сведений о Скрынченко и наши уважаемые краеведы. Тем не менее, желание найти какую-либо информацию о первом редакторе не оставляли ни на минуту. Решили попробовать проверенный метод — обратиться за помощью к Интернету. Поисковой системе «даем задание» найти данные о человеке по фамилии Скрынченко (достаточно редкой для нашего региона). Компьютер «выдает» первые результаты: Дмитрий Васильевич Скрынченко — известный русский богослов, Борис Леонидович Скрынченко — ученый и т. д. Люди, несомненно, достойные и уважаемые, но не они нас интересуют в данный момент. И вдруг в портале региональных корпоративных газет в рубрике «Колесо истории» находим упоминание о некоем Александре Ивановиче Скрынченко, в 1937 году, работавшем ответственным редактором газеты «Вперед» (г. Воронеж), издаваемой управлением Юго-Восточной железной дороги. Читаем текст статьи, сомнений больше нет, — в 1930 году А. И. Скрынченко работал ответственным редактором грязинской газеты «Ленинская искра». К глубокому сожалению судьба Александра Скрынченко сложилась трагически: репрессии 30-х годов не обошли его стороной, в 35 лет его не стало.

Сегодня мы публикуем с небольшими сокращениями статью об Александре Скрынченко — первом редакторе «Ленинской искры», рассказывающую о его работе в Воронеже. К сожалению, нам не удалось установить имя автора данного исследования, предположительно, это один из сотрудников железнодорожной газеты «Вперед».

Владимир Бородин

***
фото:

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта