X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / Пожары

Пожары

Летом, особенно в посевную или уборочную страду, село будто вымирало. Все взрослые, да и дети трудились в поле, на токах. Лишь старый да малый оставались на хозяйстве в своих домах, вокруг которых повсеместно были разбросаны солома и навоз — источники многочисленных пожаров, иногда небольших — локальных, а порой уничтожавших десятки домов и уносивших человеческие жизни.

Как рассказывают старожилы, в Казинке в 1925 году был страшный пожар. Он начался в одном месте — в Кисляках, а сильный ветер, вырывая огненную массу соломы, уносил ее за 100 и 200 метров. Дома и риги вспыхивали одни за другими, как порох. Не было никаких сил, да и смысла заливать их — заливаешь в одном месте, а пламя вспыхивает в другом. Все, что было в домах, в считанные минуты сгорало. Единственное, что могли вынести погорельцы, — иконы. Обращаясь к Богу, они ходили с ними вокруг пожарища, прося его остановить огненную стихию. Но ничего не помогало. Говорят, тот пожар уничтожил половину села: около 360 изб сгорело на Выгоне, Манеже, в Сикаловке и Кисляках. От пожара погибли три человека.

Сразу после войны, когда все население было на полях, в один из жарких летних дней подул сильный ветер, и в небе над «Пятилеткой» появилось облако черного дыма, который, то ослабевая, то усиливаясь, занимал все большее и большее пространство. В колхозе забили тревогу, по висевшему на колхозном дворе вагонному буферу, заменявшему колокол. Этот набат услышали другие колхозы. Отовсюду стали раздаваться сигналы о пожаре. Побросав все дела, люди с полей, токов, ферм, пешие и на лошадях мчались в сторону черных с красно-огненными оттенками облаков, закрывших все небо. С колхозных дворов с бочками воды, с баграми и водокачками для тушения пожаров спешили сотни людей. Село вмиг стало похожим на большой растревоженный муравейник. Когда я вместе со взрослыми прибежал к месту события, то увидел жуткую картину: домов пять уже выгорели дотла. Сильный ветер выхватывал огромные «галки» — куски горящей соломы и переносил их на соседние дома. И хотя их поливали водой, ничто не спасало — они тут же воспламенялись, и горящая солома переносилась на другие крыши. Чтобы спасти соседние дома, по лестнице кого-то подсаживали и руками взбирались на крышу, поливали ее водой и укрывали всем, что было под рукой: старой одеждой, зипунами, дерюжками — всем тем, что уже отслужило или могло еще пригодиться в хозяйстве, но на это никто не обращал внимания. На уме у всех было одно — потушить пожар и не дать ему распространиться на другие строения. Крышу поливали в одном месте, а она вспыхивала в другом, охватывая все пространство дома. Рушились стропила, трещали и лопались стекла. Кругом крик, плач, раздающиеся команды баграми срывать горящую солому и обрешетку крыши, поливать тот или другой дом. Беспрерывно подъезжали бочки с водой и из них пожарными насосами, а кто и ведрами поливали пока еще не сгоревшие дома. На пожар приехали три пожарных насоса, установленных на обычных телегах. Люди ими качали воду попарно. По пожарному рукаву из брандспойта водяная струя направлялась на горящее место. Эти насосы работали беспрерывно. Однако тушение осложнялось тем, что к горящим домам от сильной жары и удушливого смрада нельзя было приблизиться. Черный дым застилал глаза и мешал развернуться в полную силу, хотя все люди, от мала до велика, помогали, кто чем мог — выносили пожитки, разгребали и заливали водой угли, баграми стаскивали с крыш горящую солому и обрешетку. Но остановить огненную стихию ничто не помогало. Дома вспыхивали, как свечи. Сгорели четырнадцать домов, только останки стен и кое-где труб напоминали о когда-то былой здесь жизни. На месте пожарища еще долго дымили бревна да ветром разносилась зола.

Высказывались разные версии о причинах пожара: одни говорили, что дети развели костер, а разбросанная вокруг солома способствовала распространению огня, другие — от печи, топившейся по-черному, искры попали в соломенную крышу, от которых она загорелась.

Казалось бы, как жить этим погорельцам, где найти приют? Но народ выдержал. Конечно, на помощь им пришло все село, колхоз выделил бесплатно материалы: лес, солому — и работа закипела. Десятки плотников с топорами, пилами и молотками со всего села тесали, рубили и сколачивали крыши. Одна за другой поднимались они над пожарищем. И как только они появлялись, за дело брались кровельщики. Профессия «кровельщика соломой» в селе была наследственной и передавалась от отца к сыну. В каждом районе села были свои мастера-кровельщики. В нашем Подкаменном ими были Григорий Комоликов (Самарин) и Семен Курилов (Максимкин). У каждого из них имелся свой нехитрый кровельный инструмент: грабли, вилы из трех деревянных зубьев с длинной ручкой, срубленные специально для этих целей в лесу, и коса.

Привезенную для кровли солому поливали водой, чтобы она при кровле была мягкой и не ломалась. Ребятишки на подводах с бочками то и дело подвозили ее. Благо вода была почти рядом с пожарищем в 50 метрах от него, в ручье Казинчонка. Старательно укладывался первый ряд соломы, которую сгибали пополам и крепили за обвязку — слегу, нависающую над стеной. Как правило, для первого ряда использовалась старновка — солома прямая, не мятая, обмолоченная цепами. Затем на обрешетку укладывался чижень — ветки с зелеными или слегка подвядшими листьями. Обычно для этой цели применялись ольховые ветви, которые в изобилии росли в Хомуте. Для добычи и сушки торфа самосев ольхи вырубался на больших площадях, и его широко использовали для кровельных работ. Опытный кровельщик для устойчивости кровли через ряд-другой крепил солому к обрешетке, и не случайно они выдерживали сильные ветры и ураганы.

Каждый ряд соломы тщательно укладывался граблями снизу вверх и наоборот. По соломе вода должна стекать, не задерживаясь на ней. Специальными вилами с длинной ручкой подавали сырую солому. Но кто-то вспомнил о простейшем подъемном приспособлении — журавле, применяемом еще нашими дедами при строительстве церквей. Он чем-то действительно напоминал колодезного журавля, но, в отличие от него, длинный шест, служащий рычагом, подвешивался не на металлический стержень, а либо на цепь, иногда на веревку или на ремень из сыромятной кожи, что давало возможность вращать его на все 360 градусов. Такое устройство значительно ускоряло и облегчало подачу на крышу мокрой и тяжелой соломы. Особое внимание уделялось на заделку козенька — конька крыши. С земли уже покрытую крышу еще раз причесывали граблями с длинной ручкой и только после этого по шнурку остро наточенной косой обрезалась пелена крыши. И тут эстафету принимала женская половина — глиной подмазывали обожженные огнем стены и известью белили их.

К зиме все дома были восстановлены, и все семьи вселились в них.

На второй год, во время уборочной страды, от углей, выброшенных из паровоза, загорелась сухая трава, от которой воспламенилось целое поле пшеницы у Падина куста (место, где проводили захоронение падшего скота), принадлежащее колхозу «Новый путь». Сильный ветер усиливал распространение огня, и, казалось, никакая сила не может его остановить. Но, как всегда в трудные моменты жизни на тушение пожара сбежались поблизости работавшие на уборке зерна колхозники колхозов «3-й решающий» и «Новый путь». С вилами, граблями, ветками по всему периметру горевшего поля бегали женщины и мужчины, сбивая быстро распространявшееся пламя. Никто не думал об опасности, которая может настигнуть любого из них. Митрофан Тихонович Путилин, бывший в это время председателем «Нового пути», сумел организовать тушение пожара и спасти сотни гектаров от огненной напасти. Он не только руководил, но и, показывая пример другим, сбивал огонь, лез в самое пекло. Погасив пожар, сам он сильно обгорел и долго лечился от ожогов. Сгорело целое поле пшеницы, около 100 гектаров.

О безопасности домов заботились особенно. Крестьянская община на сходе составляла график так называемых «караульщиков», которые несли свой пост до рассвета, обходя деревню с колотушкой в руках. Не все, наверное, знают этот «инструмент»: досочный ящичек без боковин с ручкой и грузом на шнурке. Раскачиваемая в руке колотушка издавала звонко-мягкий звук на спящей улице. Тут преследовалась двойная цель: и жители, и злоумышленники должны были знать — сторожа бодрствуют. В случае пожара или иного происшествия они немедленно поднимали тревогу.

Осенью, бывало, выйдешь ночью «до ветру» — кругом такая темень, хоть глаз коли, только в разных концах села раздаются однообразные стуки колотушек. Это ночные сторожа обходили владения свои и оповещали селян, что на их участке все спокойно: нет пожаров, и двери соседских домов надежно охраняются. Ох, как мы, пацаны, ждали своей очереди, когда наши родители, и кто-то из соседей выйдут на такое дежурство. Специально к этому времени из большой тыквы мы устраивали что-то наподобие лампы с глазами, носом и ртом, вставляли внутрь ее лампаду и так, шагая по улице, как бы освещая ее и отпугивая мнимых «воров», мы по очереди колотили казенной колотушкой.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта