X

Select for category

Современно, безопасно, красиво

Далее

В 1998 году в городе Грязи начала работать новая автостанция. Современное архитектурное сооружение на привокзальной площади пришло на смену полусгнившему вагончику, где долгое время находилась…

Дарить надежду на спасение

Далее

Грязинец Вячеслав Викторович Вирясов первый раз стал донором в 1987 году, когда родилась его дочь, приняв известные в нашей стране рекомендации для каждого молодого папы….

Гладкой дороги!

Далее

В начале июня жители села Коробовка вместе радовались завершению важного этапа реконструкции дорог. Участок проезжей части протяженностью в 780 метров на улице Лесной был отремонтирован…

Сам не тони и товарищу помоги

Далее

Начальник межрайонной пожарно-спасательной службы на водных объектах областного казенного учреждения «Управление государственной противопожарной спасательной службы Липецкой области» Владимир Грачев листает огромную конторскую тетрадь, сплошь исписанную:…

Борьба за баллы и медали

Далее

В этом году 225 выпускников района получат аттестаты о среднем общем образовании. В эти дни у ребят горячая и очень ответственная пора. Они проходят первое…

Главная / Разное / Сержант минометного полка Пахомов

Сержант минометного полка Пахомов

Про них, не струсивших и победивших воинах Великой Отечественной, написано множество книг и сняты сотни фильмов. Что хранит память каждого солдата, не покажет ни одно кино. А газета — расскажет.
— Как хорошо, что вы пришли, — радушно распахивает дверь на крыльце дома Федор Андреевич Пахомов. — Так хочется поделиться воспоминаниями!
Время-полдень. На столе у ветерана лежит к обеду каравай наш липецкий. А вот и первое воспоминание о фронтовых буднях:
— В войну хлеб был вкусный… Старшина батареи привозил его под пулями, под снарядами. В тылу кухня стояла, оттуда он и вез хлебушек.
Воевал солдат в 9-м гвардейском минометном полку 5-го Донского казачьего кавалерийского корпуса под командованием генерала Горшкова.
— Горшкова любили, батей величали. За Родину мы воевали, за Победу. Приказ был, только в спину нас никто не толкал.
… Немало мальчишек, мало что в жизни знающих и еще меньше умеющих, приходили в военкоматы. У всех была одна и та же цель: попасть на фронт. Большинство жаждущих туда попасть военкоматовские отправляли домой: мол, подрасти надо.
Федя не думал прибавлять себе возраст. Он прямо сказал людям в погонах, что отец умер, что живет со злой мачехой, которая целыми днями пилит, и что очень хочет защищать Родину от врага.
Прорваться на фронт семнадцатилетнему парнишке не удалось, а в армию — да, записали добровольцем и направили на обучение в полковую школу. За проявленное там старание ему присвоили звание младшего сержанта.
Попав на 3-й Украинский фронт в ноябре 43-го, уже в первые месяцы Федор сполна успел узнать и что такое жестокие артобстрелы, и что такое наступление пехоты, и что такое смерть товарищей. Понял: на войне у каждого своя роль, у одних она оказывается огромной, у других — маленькой, скромной. Но все независимо от роли работают на одно — на Победу.
Когда Федор Андреевич думает о войне и о том, что она сделала его взрослым, он вспоминает эпизоды, чаще других всплывающие в памяти.
Корсунь-Шевченковская операция. Немецкая пехота идет в наступление. «Огонь!» — подает команду капитан 1-й батареи Романчугов. Наводчик «катюши» Пахомов исполняет приказ дать залп по врагу. В небе появляются красноватые языки пламени. Несколько секунд — и взметнулись фонтаны земли, огня и дыма, вспыхнули танки… Вскоре грудь младшего сержанта украсилась первой боевой медалью — «За отвагу».
В боях за Будапешт наблюдательный пункт батареи минометчиков был разбит, убило командира. Пахомов и четверо бойцов получают задание: ночью забрать с поля сражения тело убитого капитана. «Считайте себя коммунистами, если справитесь!» — говорит замполит. Только подползла группа к нужному месту — собачонки из венгерских домов залаяли, гитлеровцы открыли стрельбу из пулемета… Так под обстрелом и вытащили с наблюдательного пункта двоих убитых.
Самого сержанта-наводчика оберегал на войне ангел-хранитель — ни одного ранения не получил он в опасных боевых операциях. А медальон пластмассовый держал при себе в кармане гимнастерки.
Был случай. Шофер «катюши» доложил командиру: «Диски полетели». «Сынка», то есть Пахомова, так называли его «старики» расчета, отправили в хозчасть. Идет Федор по дороге, мимо проезжает попутка, кто-то спрашивает: «Куда держишь путь, солдат?» «Да вот диски нужно принести», — отвечает Пахомов. «Садись, подвезем», — получает он приглашение в кабину. Едут. И в тот момент, когда уж выходить, почувствовал Федор, как сильные руки рядом сидящего душат его. Стал отбиваться, нечаянно нажал на курок заряженного автомата… Шофер склонил голову набок, сраженный пулей. Буквально через несколько секунд машину бросило в кювет. Приостановился проезжавший автомобиль. «Что произошло?» — строго спросил незнакомый майор. «Вот этот мерзавец, — душитель Пахомова указал на него, — застрелил шофера». «Собирайтесь!» — скомандовал майор. — «Поедете с нами в особый отдел фронта». Двое суток допросов были мучительными и тревожными. Наконец Федору объявили: «Ну и герой же ты! Важного шпиона помог задержать». За это представили сержанта к ордену Отечественной войны I степени.
Будучи наводчиком реактивной установки, ни разу не слышал Пахомов о легендарном командире 1-й в нашей армии батареи реактивной артиллерии Иване Андреевиче Флерове.
— О нем только после войны заговорили, а тогда никто ничего не знал, — как бы поясняет Федор Андреевич. — Конечно, батарея Флерова сильнее нашей была, заряжалась не 8-килограммовыми, а 13-килограммовыми минами. Флеров
в Двуречках родился, и я ведь тоже оттуда родом. Моя мать умерла, когда мне пять годиков было. Отец с тремя детьми женился. Поселился в Грязях, сначала в Таволжанке, потом на улице Буденного. Семилетку я окончил, пошел в железнодорожное училище на помощника машиниста. Немец уже подходил к Ельцу, к Воронежу. Училище из Грязей эвакуировали в Сибирь на станцию Тайга, где мы, ребята, работали кочегарами на паровозах. Вдруг на мое имя приходит телеграмма: «Отец при смерти». Я немедленно выехал домой, но отца в живых не застал. Решил пойти добровольцем в армию… Как сейчас помню, 13 марта 43-го уехал из дома, а вернулся — через семь лет, в августе 50-го. Тридцать семь лет отъездил на грузовых поездах. Когда снимался с воинского учета, пришел в наш военкомат, тогда горвоенкомом Чесноков был. Ау нас командир полка был Чесноков… Дай, думаю, спрошу, не родственник ли. Оказалось, что родственник: отец. К Чеснокову, как и к Горшкову, Толбухину, командующему 3-м Украинским фронтом, солдаты относились с уважением. Толбухин однажды лично поздравил весь состав двух батарей, и нашей в том числе. За Дунаем мы 84 танка уничтожили и 10 бронетранспортеров. А бои были тяжелые!.. Противник поначалу сильно прижал нас. Дунай был весь красный от крови, в ледяной воде многие утонули, на льдинах трупы лежали… В конце концов все силы мы бросили на уничтожение врага, нанесли ему сокрушительный удар. За взятие Будапешта у меня медаль.
С 9-м гвардейским минометным полком дошел солдат до Австрии. Майской ночью проснулся от сильной стрельбы. Не понял, что и как и почему. А это салютовали наши о Победе. Дал и он очередь из автомата.
На Дальнем Востоке, куда отправили его служить в составе 113-й бригады противотанкового дивизиона, с автоматом спал в обнимку: в любую минуту можно было ожидать нападения японских смертников. Чуть-чуть Федору не повезло в бою по освобождению о. Кунашир. Контуженный, целый месяц лечился он в полевом госпитале. В водах Охотского моря остались лежать медаль «За отвагу» и орден Отечественной войны I степени.
С большим нетерпением ждет Федор Андреевич 65-летия Великой Победы — праздника всех, кто воевал, и их наследников.
— Жизнь у нас, ветеранов, была хоть и нелегкая, но яркая. Сражались, честно работали на благо Родины, родили и воспитали детей, а те своих детей… В этом и есть бесконечность жизни и главный ее смысл.
***
фото: На острове Кунашир, 1948 год; Хлеб в войну старшина нам привозил…

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта