X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / Волны жизни Александры Сухановой

Волны жизни Александры Сухановой

На днях услышала в телепередаче фразу: «Есть люди, которые стареют красиво». Такие люди следят за собой, опрятны, хорошо одеты, на них приятно смотреть, с ними приятно общаться. В частности, речь шла об актерах Владимире Зельдине, Владимире Этуше, Ольге Аросевой, Элине Быстрицкой. Я сразу подумала: да это же один в один — об Александре Николаевне Сухановой. Аккуратная стрижка, маникюр с перламутровым лаком, хороший вкус, интеллигентность, оптимизм — все в ней внушает уважение, все располагает к себе при первой же встрече.

В неповторимой обстановке домашнего уюта мы пьем чай из красивых чашек и неторопливо, неспешно ведем беседу…

В сентябре 1939 года, когда восточная Польша была освобождена от немцев согласно границе раздела, проведенной Молотовым и Риббентропом, отца Шуры, Николая Воронова, откомандировали в Волковыск на должность начальника станции. С ним вместе последовали жена и дочь.

В ночь, когда началась война, отец дежурил на станции, а мама находилась в Кисловодске на курорте. В 4 часа утра Шурочку разбудил телефонный звонок:

— Дочка, немедленно иди к соседям, я скоро подойду.

От тревожного голоса отца сон как рукой сняло.

В первые же часы войны Волковыск подвергся бомбежке фашистских самолетов. Внезапный удар немцев вызвал в городе пожары и большие разрушения. Первыми жертвами стали мирные люди — старики, женщины, дети, застигнутые врасплох. Шура с ужасом смотрела, как самолеты на бреющем полете сбивали трубы с высоких домов. Все это казалось страшным сном.

В 4 часа дня отец посадил ее в вагон поезда, следующего в Сибирь, положил в кармашек полторы тысячи рублей, заколов изнутри булавкой, и, заплакав, помахал рукой и побежал прочь.

В Волковыске находился штаб 36-й кавалерийской дивизии с одним из своих полков и спецподразделений. В результате бомбежки дивизия понесла большие потери. К тому же кавалеристы не смогли противостоять бронетанковым частям гитлеровской армии, и к 19 часам немцы были уже в городе.

То, что Шурочка живой добралась до дома, было почти чудом. В пути эшелон несколько раз подвергался бомбежке. Как только появлялись фашистские самолеты, паровоз выпускал дымовую завесу, и под ее прикрытием вышедшие из вагонов пассажиры два — три километра бежали, стараясь не отстать от поезда. Слышались окрики помощника начальника эшелона: «Не скапливайтесь, соблюдайте друг от друга дистанцию!»

С каждым разом пассажиров в поезде оставалось все меньше — кто отстал, а кто и погиб при бомбежке.

На станции Ряжск соседи по вагону, ехавшие в Рузаевку, купили Шуре билет на Мичуринск и проводили до поезда.

Увидев внучку, бабушка не смогла сдержать слез: на нее смотрела измученная седая девочка.

Только через неделю смогла добраться из Кисловодска до Мичуринска мама, а отцу сначала пришлось работать на московском железнодорожном вокзале барьерным сторожем, потом, после освобождения от немцев Волковыска, снова начальником станции. Но в результате тяжелой болезни ног отец вернулся в Мичуринск.

В 1943 году его назначили заместителем начальника отделения дороги, и семья получила квартиру на станции Грязи — Орловские. Шура пошла в седьмой класс. Из-за седых прядей волос, которые сразу бросались в глаза, в школе к ней сразу прилепилась обидная кличка Старуха.

Так как все трудоспособные мужчины были на фронте, рабочих рук катастрофически не хватало. Старшеклассники участвовали в восстановлении разрушенного участка железнодорожного пути воронежского направления.

На станции Грязи — Орловские было два здания школы — маленькое и большое. В маленьком шли занятия, а в большом расположился военный госпиталь. Когда приходил эшелон, санитары не справлялись с большим потоком раненых. Тех, кто не мог передвигаться самостоятельно, старшеклассники носили в госпиталь на руках. Дома во время бомбежки Шура накрывала голову подушкой — так было не слышно гудения самолетов и душераздирающего свиста падающих авиабомб, поэтому было не так страшно. Однажды, впопыхах, резко рванув на себя одеяло, чтобы укрыть голову, она задела стоявшее рядом полное ведро воды, которое опрокинулось в постель прямо на нее.

Дневные бомбежки были «точными» только в том смысле, что большинство бомб падало где-то поблизости от конкретной цели — такой, как железнодорожная станция. Так пострадал дом Шуры, и их семье пришлось снимать квартиру в Таволжанке. Одна из бомб угодила прямо в фойе клуба железнодорожников, но, к счастью, не взорвалась. В подвале клуба в войну находилось отделение дороги.

Шура уже легко определяла: когда самолет летел с полным брюхом бомб, тогда он «пыхтел»: «Уф-ф-ф… Уф-ф-ф…». Пустой же возвращался стремительно. Во время налетов вражеской авиации на Елец самолеты-разведчики сбрасывали на парашютах осветительные фонари, которые медленно опускались, наводя бомбардировщики на цели. Несмотря на довольно большое расстояние до Грязей, светящиеся «люльки» хорошо было видно, и многие грязинцы забирались на крыши самых высоких зданий и с ужасом наблюдали эту завораживающую картину.

Раиса Лавренюк

Позже семья Шуры получила квартиру на улице Дружбы. В одном доме с ней жил начальник отдела кадров железнодорожного вокзала. Шура в это время уже закончила 9 классов, и он предложил ей работу кассира в багажной кассе.

Как и все железнодорожники, работники вокзала испытали на себе все тяготы войны. Они работали круглые сутки, чтобы отправлять без остановок на фронт поезда с людьми и грузами. В город ежедневно прибывали сотни человек. Зал ожидания был до отказа заполнен военными, беженцами с узлами, спекулянтами с мешками. Многие сутками ждали поезда и томились на вокзале.

Через год Шура перешла кассиром в билетную кассу. Когда объявили о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, она работала в ночь. Не в силах усидеть на месте, Шура помчалась по вокзалу, делясь со всеми счастливой новостью. В комнате матери и ребенка, которая во время войны стала помещением для раненых, рыдали, смеялись, плясали. Девушка обратила внимание на солдата с одной ногой, который радостно прыгал, размахивая костылями. Он напомнил ей коллегу, билетного кассира Виктора Колесова, тоже потерявшего на фронте ногу, который много чего рассказывал ей о войне.

Постепенно на танцах в клубе железнодорожников стало появляться все больше демобилизованных — завидных кавалеров, одетых в гимнастерки и галифе, подтянутых, стройных, серьезных. Они знали себе цену, и, прохаживаясь по залу под звуки духового оркестра, заставляли трепетать не одно девичье сердце.

Однажды Шура, отдежурив в ночь, вышла на перрон, ожидая сменщицу. В это время из вагона московского поезда вышел с чемоданом в руках молодой старший лейтенант, танкист. Их взгляды встретились.

Вечером в клубе он узнал ее:

— Я вас сегодня видел на перроне.

И больше уже не отошел.

Почти через год они пришли подавать заявление в ЗАГС. Заведующая предложила:

— А что тянуть? Я могу зарегистрировать вас прямо сейчас.

Но счастливой паре хотелось, чтобы такой торжественный день остался в памяти навсегда. Мама Шуры, которая была неплохой портнихой, сшила ей голубое крепдешиновое платье модного фасона «татьянка» с рукавом «фонарик». Пригласили гостей.

Жила семейная пара дружно. Строили дом, растили сына. Николай работал водителем в автоколонне, любил возиться в земле. Александра вкусно готовила, пекла шикарные торты, вязала, вышивала…

Николай Иванович, инвалид войны, умер в 49 лет. Его супруге тогда шел 44-й.

Более 15 лет Александра Николаевна жила одна, но однажды встретилась с человеком, с которым у нее были романтические отношения еще до знакомства с Николаем. В разговоре выяснилось, что оба овдовели. Это была судьба. Александра Николаевна снова почувствовала себе счастливой.

— У тебя не Борис, а золото! — удивлялись подруги. И это было правдой. Второй супруг Александры Николаевны, как и первый, любил возиться в земле. В молодости он работал поваром в столовой продпункта на железной дороге, поэтому готовить умел и любил. Такие пироги и куличи пек — всем на удивление. И постоянно Александра Николаевна ощущала на себе мужскую заботу.

— Тебе жаловаться не на что. Ты же всегда была Шурочкой, — говорили подруги, менее удачливые в личной жизни.

Потерю Бориса она перенесла очень тяжело. Но ни с каким горем на свете не сравнится потеря единственного сына. Эта рана на сердце уже не заживет никогда…

Конечно, Александра Николаевна не чувствует себя одинокой. Не забывают ее сноха, внук, внучка и две правнучки. Каждый выходной, как обычно, раздается телефонный звонок внука:

— Ба, я еду за тобой. Объявляется пятиминутная готовность.

И «ба» начинает «по-солдатски» собираться на традиционный семейный ужин к снохе.

А еще у нее есть «свет в окошке» — социальный работник, ее тезка, Александра Лукина.

— Я считаю ее родной дочкой, — делится со мной Александра Николаевна. — Она носит мне продукты, возит к врачу. Иногда говорит: «Собирайтесь, пойдем потихоньку на рынок. Я хочу, чтобы вы выбрали, что вам захочется».

Обед пожилая женщина готовит сама. Варит украинский борщ сразу дня на четыре и даже печет блинчики с мясом.

— Как быстро летит время! — вздыхает она. — Не заметила, как стукнуло 85. Вроде и не жила. Моя жизнь напоминает мне морские волны: то взлеты, то падения.

Но если оглянуться на прожитые годы, то Александре Николаевне есть, чем гордиться: 40 лет отработала билетным кассиром, да так, что не было ни одной жалобы, ветеран труда, ветеран войны, труженица тыла, бессменный председатель первичной организации общества инвалидов, уважаемый человек, бабушка, прабабушка…

А с волнами можно сравнить жизнь каждого человека: иногда ему сопутствует удача, а иногда бывают «черные дни». Ведь жизнь — это то, что случается с нами, пока мы строим планы на будущее.

***
фото: Воспоминания — самое дорогое сокровище. Александра Николаевна часто перелистывает семейные альбомы, вспоминая историю своей жизни.;Такой была Шура Воронова (слева) после войны

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта