X

Select for category

Грязинский район в топ-5 самых эффективных районах Липецкой области за 2020 год

Далее

Итоги ежегодной оценки работы администраций районов и городов подведены в Липецкой области. Как сообщили в региональном управлении экономического развития, оценка производилась по комплексу показателей, включающих…

Как подготовиться к вакцинации

Далее

В плане подготовки к вакцинации коронавирусная инфекция не отличается от каких-либо других инфекций. На сегодня прививка от коронавируса делается здоровым людям от 18 лет и…

Счастливы вместе

Далее

Наш рассказ об обычной… многодетной семье, которая единодушно уверена в том, что детей много не бывает! Им легко жить, потому что на судьбу они не…

Игорь Артамонов проконтролировал продолжающееся в городе Грязи благоустройство набережной

Далее

Благоустройство набережной реки Матыра продолжается в городе Грязи. Это стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов создания городской комфортной среды в малых городах…

Новые квартиры получат 140 грязинцев из аварийного жилья

Далее

Дом для переселения грязинцев из аварийного жилья строится в районном центре. Пятиэтажку из двух секций возводят на улице Коммунальная. Строительство ведется в рамках национального проекта…

Главная / Разное / К 100-летию со дня смерти Л. Н. Толстого

К 100-летию со дня смерти Л. Н. Толстого

Последним маршрутом в вечность

Хронику последних месяцев и дней жизни Льва Николаевича Толстого подробно зафиксировали записи дневников его врача Д. П. Маковицкого и секретаря В. Ф. Булгакова, воспоминания родственников и современников писателя. Они интересны не только с точки зрения хронологии событий, но и описанием очевидцев последнего путешествия великого Толстого, проходившего в том числе и через станции Юго-Восточной железной дороги.

основываясь на материалах дневников, попытаюсь воспроизвести последний маршрут Льва Николаевича, который сто лет назад 7 ноября 1910 года (по старому стилю) закончился на станции Астапово (в настоящее время — Лев Толстой).

Ночью 28 октября 1910 года (по старому стилю) начинается спешная подготовка к отъезду. В сопровождении своего врача Лев Николаевич едет на ближайшую от Ясной Поляны станцию Щекино. С вокзала этой небольшой станции началось последнее путешествие Толстого.

После полуторачасового ожидания приходит поезд № 9. Доехав в нем до станции Горбачево в вагоне II класса, Толстой пересел на поезд № 37, следующий сообщением Сухиничи — Козельск. Лев Николаевич решает ехать к сестре в Шамординский монастырь (от Козельска до Шамордино — 18 верст).

Поезд Сухиничи-Козельск оказался товарно-пассажирским с одним вагоном третьего класса, который был переполнен. Некоторые из пассажиров, не находя места, с билетами третьего класса переходили в вагоны-теплушки. Внесли вещи Толстого, и Лев Николаевич сел в середине вагона. Из дневника Маковицкого: «Вагон был тесный. Вход несимметрично расположен к продольному проходу. Входящий во время трогания поезда рисковал расшибить себе лицо об угол приподнятой спинки, которая как раз против середины двери; его надо было обходить. Отделения в вагоне узкие, между скамейками мало простора, багаж тоже не умещается… В теплушках сквозной ветер, окна и двери с обеих сторон были открыты настежь».

Видя такое положение, Маковицкий обратился к начальнику вокзала с просьбой прицепить дополнительный вагон III класса. Вскоре паровоз провез вагон мимо поезда, в котором находился Толстой. Но раздался второй звонок об отправлении поезда, а через полминуты — третий, а вагон так и не прицепили. Процитирую дневник Маковицкого: «Я побежал к дежурному. Тот сказал, что лишнего вагона нет. Поезд тронулся. От кондуктора я узнал, что вагон, который повезли для прицепки, оказался нужным для перевозки станционных школьников».

В вагоне, разговаривая с сидящими напротив пассажирами, Толстой привлек всеобщее внимание. Публика с обоих концов вагона подходила к среднему отделению и очень внимательно прислушивалась. Говорили больше часа. Лев Николаевич попросил открыть дверь вагона и потом, одевшись, вышел на площадку. Поезд шел очень медленно — 105 верст за 6 часов 25 минут.

28 октября в 4 часа 50 минут доехали до станции Козельск, а затем, наняв ямщика, поехали в Оптину Пустынь.

29 октября в 3-ем часу выехали в Шамордино, где Толстой встретился со своей сестрой.

31 октября Толстой решил уехать из Шамордино. Со станции Козельск утром в 7 часов 40 минут в сопровождении Маковицкого и приехавших А. Л. Толстой и ее подруги В. М. Феокритовой Лев Николаевич выехал в поезде № 12, в вагоне II класса в южном направлении. А. Л. Толстая вспоминала: «Подъезжая к Козельску, мы увидели поезд, который уже подходил к вокзалу. Сели в поезд без билетов, едва успев втащить багаж». Доехав до станции Белев, приобрели билеты до станции Волово. Из записок А. Л. Толстой: «…Мы все стали совещаться, куда ехать. Предполагали ехать до Новочеркасска, остановиться у Денисенко, попытаться взять там с помощью мужа ее И. В. Денисенко заграничные паспорта и, если это удастся, ехать в Болгарию. Если же нам не выдадут паспорта, то ехать на Кавказ…». Из дневника Маковицкого: «За Горбачевом опять советовались и остановились на Новочеркасске…».

Нервное перенапряжение, переезды в душных, набитых до отказа вагонах III класса, сквозняки в тамбурах и на станциях ослабили здоровье 82-летнего Льва Николаевича: появился озноб, поднялась температура. По заключению врача, ввиду крайне опасного положения поездку необходимо было прервать. В пути следования населенные пункты у самой линии железной дороги встречались редко. От станции Данков — в двух верстах. Станция Раненбург от города находилась почти на таком же расстоянии. Кондуктор поезда советовал доехать до станции Козлов. Решено было остановиться на первой большой станции, где рядом располагался населенный пункт.

В 6 часов 35 минут приехали в Астапово. Из воспоминаний Ивана Ивановича Озолина, начальника станции Астапово: «По прибытии пассажирского поезда из Смоленска на станцию Астапово главный кондуктор поезда сообщил мне, что в этом поезде едет Л.Н. Толстой. Стоянка поезда была 35 минут. За 5 минут до отхода поезда ко мне, находившемуся не на той платформе, возле которой стоял смоленский поезд, а на другой — противоположной, у московского поезда, подошел человек в сопровождении кондуктора». Маковицкий обратился с просьбой разместить заболевшего Толстого.

Озолин предложил свою скромную квартиру при станции. Толстой в своей записной книжке отметил: «Любезный начальник станции дал прекрасные две комнаты…». В то время как Лев Николаевич сидел в кресле, ожидая, пока ему приготовят постель, старший врач железнодорожной амбулатории Л. И. Стоковский заполнил карточку на проживание:

ФИО — Толстой Л.Н. возраст — 82 года должность — граф, пассажир поезда № 12 болезнь — восп. Легких 31 окт. 1910 года.

По рассказу Стоковского: «…в нерешительности остановился перед графой «должность». Лев Николаевич улыбнулся и ответил: «Какая разница? Пишите — пассажир поезда № 12. Все мы пассажиры в этой жизни. Но один только входит в свой поезд, а другой, как я, схожу».

Вокруг дома Озолина в эти дни было сконцентрировано внимание множества людей: корреспонденты, родные, врачи, просто почитатели жадно ловили каждую новость из квартиры Озолина.

Тихая станция Астапово зажила необычной жизнью. Станционные помещения были переполнены. Начальник службы тяги станции А. С. Устинов (разместил у себя в доме друзей Толстого), помощник начальника станции М. П. Ланьшин, начальник 25 дистанции на станции К. К. Клясовский выполняли срочные распоряжения из Саратова.

Телеграф работал без перерыва. Телеграммы буквально завалили маленькую станцию. Начальник телеграфной конторы на станции Д. Н. Гусев, телеграфисты Иванов, Егоров, Малыгин, Михайлов, Огнева, Соколов, контролер-механик Власов были перегружены работой, сутками не оставляли аппаратов. Запросы шли из Министерства путей сообщения, управления дороги, со всех концов России и мира. Для усиления работы были задействованы телеграфы станции Богоявленск, Лебедянь, а также командированы телеграфисты с других станций, в том числе и со станции Козлов.

Управляющий Рязано-Уральской железной дорогой Д. А. Матренинский делал все возможное, чтобы оградить приехавших родных и близких от бесцеремонности властей, всячески препятствовавших их пребыванию на станции. Он отдает распоряжение проходящим поездам не подавать сигналы, чтобы не беспокоить больного. Семья Льва Николаевича была растрогана вниманием со стороны всех сотрудников станции.

После смерти Толстого управление Рязано-Уральской железной дороги позаботилось о сохранности телеграмм, прошедших через телеграфное отделение станции Астапово, начиная с 31 октября 1910 года. Их содержание лучше всего передает атмосферу в самом Астапово и во всей России.

Вот несколько телеграмм.

«Москва Русское слово 1 — 9-15 вечер

Лев Николаевич просил о нем никаких сведений не печатать. Нач. станции Озолин».

«Из Саратова. 2-2.25 день Срочно

Нач. отд. дв .Копия нач.уч. тяги. Сегодня из Москвы Курской через Горбачево до Астапово отправлением экстренного поезда частного заказа в составе одного вагона 1 класса и одного вагона 111 класса. Озаботьтесь обеспечением паровоза и бригады для этого поезда и дайте назначение на движение его от Горбачево до Волово. Предельная скорость 50 верст в час, остановки только технической надобностью. Состав по прибытии должен быть возвращен на Курскую. Дектерев

Примечание: Державинский Дектерев Н.А.- помощник начальника службы эксплуатации Рязано-Уральской ж.д.

«Из Саратова, 3- 9.5. вечер Астапово. Начальнику станции. Ввиду исключительных обстоятельств предоставляю вам своим распоряжением, по согласованию местными агентами служб, устранять возникающие на месте затруднения с безотлагательным сообщением мне. Об усилении телеграфа распоряжение сделано. О возможности представления нового дома под гостиницу начальнику дистанции телеграфируйте. Матренинский»

«Рудневу из Москвы 4-11.30 утро

Срт. 3 Нач. сл. телеграфа Могу увеличить штат Лебедяни два телеграфиста согласно телеграммы контролер-мех. телегр. 1 уч. №196. Вальтер»

Примечание: Вальтер К.Ф.- старший ревизор Рязано-Уральской ж.д.

«Тула. Губернатору. 6- 7-.38 вечер

Врачи находят положение очень серьезным, небольшая надежда. Михаил Толстой»

«Воронеж Земская больница Русанову 7 — 11-20 утро

Лев Николаевич скончался в 6 утра».

«Москва, нач. Моск.-Курской жел. дор. Петербург, управление жел. дор. 7-8.30, утро.

Траурный вагон с телом Льва Николаевича Толстого и вагон первого класса с членами семьи почившего предполагается отправить из Астапово завтра восьмого ноября с дополнительным пассажирским поездом прибытием Горбачево к полуночи. Просьба пропустить оба вагона до Засеки с поездом № 8. Матренинский»

Н. Кузнеделева, директор дорожного музея.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта